belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

Новый рассказ «Гости»

Этот рассказ входит в журнал «Мир фантастики» №4 (140) апрель 2015 (в продаже с 31 марта 2015 года).

О сюжете -
Много тайн хранит наш Север. Поморы и туземцы молчаливы, а подлинные документы спрятаны в архивах. Там надёжно скрыт от мира «Пертоминский инцидент» 193* года - шанс узнать, одиноки ли мы, что лежит по ту сторону тьмы, кто смотрит оттуда на нас и зачем.
Внешние силы так же хищны и подлы как наши власти, но лицом к лицу, один на один, можно понять и принять чужого, если сам ты - человек, а не винтик в системе.

Сэдэй_мал
Рисунок Инны Капустенко

Гости

Время злых духов – холодная белая ночь и туман над болотами.
Ещё хуже цямра – туман с моросью. На треть полёта стрелы не видно ничего, сплошная серая мгла, и она медленно движется на тебя, обволакивает, овевает лицо зябкой сыростью.
Ни звука – плотная глухая тишь. В густом мареве призрачно проступают там-сям низкие чёрные ели, навек искривлённые морским ветром. Заросли вереска и багульника, щетинистая осока, травяные глади – всё подёрнуто сумрачной тенью, темно и бесцветно. Кочки на болоте – как косматые головы сынов Нга, вылезших из другого мира. Чем дольше смотришь на них, тем больше кажется, что они шевелятся. Вот-вот выпростают из трясины тощие суставчатые руки, упрутся в зыбун когтистыми лапами и с натугой вытянут себя целиком наверх.
Даже не хочется из чума выходить. А надо.
Можно повторить шёпотом, что говорила училка в колонии: «Чёрта нет».
В белую ночь хорошо брать енотку. Её видно, как раз чтобы стрелой попасть. Она любит потёмки, ищет птичьи гнёзда и на мелководье кормится. Самая вкусная енотка – перед выпадом снегов, когда она жирная, но и летом её можно есть. Да и шкурка пригодится. До снега надо сшить себе шубу, шапку, штаны и унтайки, иначе зимой пропадёшь.
Выжидая, когда енотки пойдут жировать, Неко свернула самокрутку из обрывка райкомовской «Большевистской путины». Раскурила драгоценной спичкой. Махорка с мохом пополам очень драли горло, но девчонка терпеливо пыхала, сдерживая кашель. Для мужской работы надо по-мужски себя вести. Так шаман в женскую шубу рядится, потому что женщина к духам ближе.
Как амулеты шамана, с жердей её чума свисали сохнущие шкурки на распялках – куньи, заячьи, барсучьи, енотовидных лис.
Со слабым лучком добыть лося – даже не надейся. Росомаха – слишком хитрая. За рысью придётся ходить на высоты, где ельник гуще и прямее. Но там близко деревня Луда, там поморы – саму тебя выследят.
Вот бы взять волка! У серого шаг больше, чем у енотки, нюх острее, голова умнее – он добыча трудная, зато шкура стоящая.
А медведь – на него нужна винтовка-ремингтон, какая у отца была. С ножом и топориком бурого не одолеть. Это лишь опытному мужику под силу. Куда там девчонке! Сомнёт, заломает, печень выест, и остаточки под мох запрячет – про запас.
«Говорят, русские попы с ними дружили, пели вместе и хлебом кормили. Может, и я подружусь? Чем бурого задобрить?»
При мысли о припасах Неко погрустнела. Соли мало – едва на выделку шкур и засол рыбы. Муки, крупы – по горсти. Правда, клюквы и морошки вдоволь. В ельниках набрала черники с голубикой.
И чум плоховатый. Крыть его – оленьи шкуры надо, или лосиные, а береста и лапник – скверное крытьё. Лишь от дождя защитит, не от холода.
«Все дела на мне. Нехорошо одной быть. Охотиться – дело не женское. Я так и впрямь в мужика обращусь. К весне усы вырастут…»
Самокрутка обожгла пальцы. Замяв её в золу очага, Неко встала, раздвигая шкурки чёрной головой, затянула потуже пояс с ножнами и взялась за лук. Пора. Лохматые енотки уже вышли из логовищ, нюхают острыми мордочками воздух, водят маленькими ушами.
Сыны Нга попрятались в топь, погрузились по ноздри, одни маковки торчат, и травяные волоса торчком. Они слышат запах железного ножа, наконечников стрел – все злые духи боятся железа.

В белую ночь, когда Неко считала запасённую провизию и думала о будущей зиме – всегда помни, что голодная зима придёт! – небесный бог Нум помог ей подстрелить самца-енотку. Самку Нум спас – пусть кормит щенят, множит в тундре пушистое племя.
Хотя – что за тундра без оленей? Поморы зовут болота тундрой, как в насмешку. Настоящая тундра – на восходе солнца, за Каменным поясом, где течёт Саля-ям, по-русски Обь.
Досыта наевшись мяса, Неко легла на лапник, покрытый травяной циновкой, и прикурила от головни. Дым махорки свивался с дымком гаснущего очага и уходил струйкой в дыру на верху чума.
«Переживу зиму, пойду домой», – мечталось ей в полудрёме, будто в сказке. Когда пузу хорошо, телу тепло, а губы в жире, забываешь о горах, широких реках, расстояниях и острошапочниках – воинах НКВД.
«Вот бы стать еноткой. Они здорово плавают, хоть и коротконогие. Всегда тепло, шкура как шуба. Под любой корягой – дом, ночлег. Еда – даже лягушки с червяками. Так бы и добралась, а там – хэй-я! – перекувырнулась, снова человеком стала. Своих найду. Не всех же в тюрьму посадили. Найду себе мужа…»
Пошарила рукой, нашла куклу. В колонии над самодельной куклой – голова из утиного клюва, тулово суконное, – смеялись, и то спрячут, то порвут. Дразнили: «Эй, ты, инька!» Или приставали: «Инька, будешь моя?» Они там порченые от сиротства и беды – воры, воровки и бесстыдницы, или кто совсем один на свете. Наверно, кукла их злила, о потерянном напоминала.
«С ними и я воровка стала, – подумала Неко со стыдом. – Нож, топорик скрала, дратву и иголку. В пустых избах соль брала».
Потом, прижав куклу к себе, как ребёнка, сама на укор ответила:
«А зачем меня в плен взяли, сюда силой увезли? Хотели хаби-невольницей сделать. Не буду!»
Три дня ела енотку, силки ставила, по ягоды ходила. Потом пришла пора снова за лук взяться. Вышла на охоту днём, птицу добывать. С Двинской губы на Летний берег дул холодный ветер. По синему небу бежали облачка – клочки белой небесной шерсти. Если глядеть с еловой высоты, далеко видно – озеро с длинным мысом, за болотом лежит топкая илистая лайда, обнажённая в отлив, а ещё дальше мыс, где белеют низкие башни Пертоминского монастыря. Раньше там жили русские попы без жён, а потом их убили острошапочники.
В колонии уже позавтракали – ели суп из крапивы с крупой. Вчерашний шторм много морской травы выбросил, теперь бесстыдницы с воровками её сгребают и в сетках к печи волокут, йод выжигать. Так и чудится их стон, от поморских женщин взятый –

Посылают меня, молоду
Во полуночь одну по воду,
И разутую, и раздетую,
И холодную, и голодную!
На мое горе, на несчастьице,
Налетели гуси серые,
Возмутили воду свежую,
Уж той ли я воды час ждала,
А другой я час проплакала

А воров и нахалов послали рыбалить. Кого камбалу с навагой на крючок ловить, кого ставить мережи на сельдь. Это к столу приварок, ради него и в море влезешь. Но у огольцов своя песня –

Вы скажите моей шмаре,
Я на сколько осуждён:
На два года с половиной
И особых прав лишён.
Нет ни сахару, ни чаю,
На окошке я сижу.
Бог даст, выйду на свободу
Я те, стерва, отомщу!

Бесконвойные, они наверняка прямо на лове зажарят и сожрут, сколько им в пузо влезет. У блатных так полагается, чтоб шмарам – лишь объедки.
«Живут как взаперти, ни убежать, ни выжить в бегах не умеют. А ведь путь в любую сторону свободен! Боятся – холодно, голодно, бурый в лесу стережёт. Ничего не умеют».
Едва Неко шагнула к низине, как синее ветреное небо с грохотом разорвалось по шву.
Вдали над морем сверкнуло, удар прокатился. Из светящегося облачка вылетела, понеслась огненная стрела – гррр! – развевая за собой широкий след пламени, будто Нум по небу рдяной головнёй чиркнул, как палкой по воде. Почти сразу за летящим огнём-громом пылающий след темнел, сгущался тучей, одеялом накрывая лайду, озеро, болото.
Из тучи вниз нырнула медная лодка – остроклювая, сзади толстая, окуталась дымной пеленой, зависла над топью, повернулась, что-то выбросила из себя, а потом наискось пала клювом в болото, словно порвались державшие её невидимые нити. Только глухо раздалось оттуда – плюх! – и грязь взметнулась.
Замершая с открытым ртом Неко очнулась, потрясла головой – грома как не бывало, стрела вдали погасла, дымную тучу рассеивал ветер. В вышине за пеленой прошли с тонким ноющим звуком ещё две лодки – рядом, одна чуть отстав, – и скрылись к Онежскому берегу.


Источник https://www.pinterest.com/faerie4andrea/ufos-and-science/

Источник - http://shum.bg/index.php?item=60012

Далее – читайте в журнале «Мир фантастики» №4 (140) апрель 2015
Tags: новое, рассказы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments