December 15th, 2014

Ночной Ветер

Мы и наше творчество

Ночной Ветер

След Полкана (доклад на ЗилантКоне-2014, часть 1)

Бова и Полкан 3115b278ad8b08ab64597172a9f

Странный персонаж

Шестьсот лет назад флорентинец Андреа да Барберино совершил маленький, но важный подвиг в жанре фэнтези – создал первого авторского фурри. До той поры все антропоморфные звери были фольклорными или, по крайней мере, создатели их образов остались неизвестными.
Следует иметь в виду, что этот флорентинец не был сочинителем в привычном для нас смысле слова – скорее, сказителем, талантливым и плодовитым компилятором, который творчески использует богатый пласт анонимной культуры. Певец по профессии (неизвестно, уличный певец или церковный певчий), Андреа промышлял переложением старых эпических поэм «шансон де жест» со стихов на прозу. Делал он это столь мастерски, что его книги стали народными и дожили до наших дней. Не так давно секретарь итальянской компартии товарищ Грамши срамил итальянцев за пристрастие к книге да Барберино «Гверино по прозвищу Горемыка» – примерно в тех же выражениях и с тем же пылом, с каким наши баре-демократы и разночинцы-буревестники клеймили «пошлую» лубочную литературу. Но итальянцы упрёки Грамши с честью выдержали и остались верны книжным рыцарям и их прекрасным дамам.
Итак, около 1400 года да Барберино порадовал читателей новинкой – рыцарским романом «Французские короли», сшитым из пяти поэм прежних времён. Среди них была и англо-нормандская жеста XIII века «Бовэ де Антон» – авантюрная история о юном дворянине, злой волей матери заброшенном в Египет, но сумевшим стать истинным кавалером, найти себе жену под стать и вернуть права владения. Расчищая мечом дорогу к дому, Бовэ повстречал сарацинского богатыря, простодушного Эскопарта, сумел с ним подружиться и обратить в свою веру.
Почему-то Андреа вычеркнул из текста вполне симпатичного и потешного верзилу Эскопарта и вместо него вписал…
…наполовину человека, наполовину пса, которого (особенно вначале) часто изображали псоглавцем, что отразилось даже в русских изданиях, появившихся лет двести спустя – перелагаясь с языка на язык, проникая из страны в страну, история Бовэ добралась до Руси и нашла здесь новый дом на века, став «Повестью о Бове-Королевиче».
Кого же придумал да Барберино?
Collapse )
Ночной Ветер

След Полкана (доклад на ЗилантКоне-2014, часть 2)

Первая часть – http://belash-family.livejournal.com/13753.html

222
Изображение Пуликане на старом плакате сицилийского театра кукол Opera dei Pupi

Восточный след

Мы говорили о юге и западе – а что можно найти по теме на востоке?
На непальском празднике огней Тихар (ему соответствует индийский праздник Дивали) чествуют собак, которые в Непале и северной Индии имеют большое религиозное значение. Собакам делают киноварные тики, украшают их гирляндами из цветов календулы. В индуизме считается, что двери ада стерегут два чудовищных четырёхглазых (!) пса-шарбара, дети собаки Индры по имени Сарама («быстрая»), которая носила почётные звания «сука богов» и «мать всех собак». Ваханой (ездовым животным) грозного бога Бхайравы является собака или волк – индусы отдают предпочтению то одной, то другой породе.
Насчёт Непала и Тибета в целом удивляться не приходится – ведь именно оттуда вышла древнейшая порода мастиффов, известная Европе с античных времён, а нам – по истории о Пуликане. По мнению большинства кинологов, тибетский мастифф является родоначальником всех пород молоссов Египта и Ассирии, а также других боевых собак античности, служивших пастухами, сторожами и охотниками.
Говоря о тюрках, мы упоминали, что им не чужд мотив происхождения народа от священного брака со зверем-тотемом. Но только ли волк имеется в виду? Отнюдь!
Collapse )