January 27th, 2019

Ночной Ветер

Надвигается вода (1)

Фрагмент романа "Восход Сириуса"

рыцарь 01
Original - link

Западная Фрисландия, 1282 год

Я пилигрим. Сколько я видел чудес! Все ждут моих рассказов – дюжий хозяин, его жена, их домашние и челядь. Пыжится от гордости мой слуга – он тоже привёз пальмовую ветвь из Палестины. В конюшей пристройке холопы чистят наших коней. Я не бюргер и не бур, чтоб странствовать пешим!
Я убийца. Сам епископ Энский назначил мне во искупление греха peregrinationes primariae – великое паломничество ко Святому Гробу. Кровавый грех, да, досточтимые мессеры, грех меча и тяжёлой руки. Я был прав, но кровь вопиет к возмездию. Я смыл её в иорданской воде, очистился и обелился, как ярина белая.
Вновь я в родных краях. Просторный дом-гульфхёйс с овином в середине, под обширной черепичной крышей, знакомая речь и привычная пища. Всё это снилось мне в долгие месяцы странствий.
Всё это снится и сейчас. Я сплю. Чем ярче сновидение, тем ближе роковой миг, и нет сил вырваться. Я принуждён идти дорогой сна, повторяя чьи-то – нет, свои! – шаги и не ведая, какой из них станет последним.

– Я присутствовал на службе, которую совершал сам папа, – промолвил знатный паломник, поковыряв щепочкой между зубами.
– О-о-о! – вздохнули с восхищением собравшиеся у стола.
Хозяйка истово перекрестилась:
– Папа одарён великой благодатью!
Её румяная дочка тайком заглядывалась на паломника. Черноволосый, нежно-смуглый от солнца далёких дорог, с медовыми глазами – как он красив!.. В запрошлый год он проезжал мимо двора – мрачный, суровый, высоко держа голову в широкополой грецкой шляпе с нашитыми раковинами. Теперь рыцарь сжился с одеяньем пилигрима, щегольски носит плащ с красным крестом, а чётки его переливаются, как жемчужное ожерелье.
– Мессер, кто он – папа-то нынешний? – спросил хозяин.

Collapse )
Ночной Ветер

Надвигается вода (2)

Фрагмент романа "Восход Сириуса" (окончание)
Начало - https://belash-family.livejournal.com/44580.html

Pedro_Berruguete_Saint_Dominic_Presiding_over_an_Auto-da-fe_1495
Original - link

Западная Фрисландия, 1282 год

– Зерцало колдуньи? – переспросил рыцарь, утерев губы. – Занятно. Я бы взглянул на него, если позволите.
Инквизитор в раздумье поглядел на кошелёк. Щедрый дар… тем более вручён наедине, без свидетелей. Рыцарь умеет поддерживать добрые отношения.
– Ваше желание можно исполнить. Надеюсь, вы исповедались и причастились?
Надёжный ломбардский сундук открыт. Руки инквизитора подняли крышку, затем развернули ткань. Под пальцами блеснул вогнутый бледно-жёлтый металл. Рыцарь сам извлёк предмет из сундука.

Вот оно.
Дева Роза Рубит Хату.
Оно легче, чем можно ожидать от изделия из латуни.
Кажется, это вовсе не металл…
Раздаётся шёпот. Он идёт изнутри меня, он повторяет имя, имя, имя.
Оно зовёт хозяина. Это ЕГО имя.
Из зеркальной чаши глядит искажённое лицо с выпуклым, неподвижным взглядом.
«Думаешь, ты ускользнул от меня?.. Убийца!»
Прямой меч в тяжёлой руке рушится на врага, разрубая наплечные пластины и кольца кольчуги. Сталь погружается в плоть, раскалывает кость. Кровь вырывается из раны горячим багровым потоком. Белизна смерти заливает гордое юное лицо, никнет стан, подгибаются ноги. Словно стебель цветка подсечён. Враг валится наземь.
Кривой меч серебряной молнией ударяет по тощей шее. Голова отрывается от тела и летит в потоке крови к сухой растрескавшейся земле. Тук!
Арап вонзает нож в красную лужу:
«Пусть земля пьёт!»
– …Мессер, вам дурно?
– Ничего. Это от вина. Выпил лишнего.
Пряное, густое красное питьё…
Я спешно переворачиваю зерцало. Не надо встречаться с прошлым. Хотя – что есть в нашей жизни, кроме прошлого и той минуты, где мы сейчас?.. Инквизитор прав – надо уйти из времени.
Но на обороте меня ждёт надпись из острых знаков, вырезанная по спирали от края к середине. Эта надпись мне давно известна, хотя я вижу её впервые.

Collapse )