August 14th, 2019

Ночной Ветер

Баллада о верном сердце

3255321_0

Сломается меч, и копьё подведёт,
Невеста, сняв траур, другого найдёт,
Сорвётся случайно секрет с языка
И мирная станет потопом река,
Обрушится мост под ногами коня,
Изменит жена, отвернётся родня –
Всё в мире непрочно! лишь сердце бойца
Быть верным способно всю жизнь, до конца


Collapse )
Ночной Ветер

Самое сложное столетие жизни китайцев в США (1849-1943)

6003

Видимо, для начала уместно мельком коснуться китайской психологии, социологии и мифологии.

Конфуцианство – китайскую религию, притворяющуюся этическим учением, – принять невозможно; конфуцианцем (равно как синтоистом, индуистом, езидом или зороастрийцем) можно только родиться. По канонам конфуцианства, китаец связан незримыми узами со всей своей роднёй, прошлой и будущей, и после смерти должен получать от потомков жертвы и поклонение, а также должен быть обеспечен могилой в родной земле. Иначе он станет бесприютным голодным духом-гуем, вроде бесплотного зловещего мертвеца, а не семейным божеством-благодетелем, как полагается.
Collapse )
Ночной Ветер

История Пухихуа и Понга

6

«Как увидел Пенчо Мариориту - так и влюбился Пенчо Мариориту. Как увидела Мариорита Пенчо - так и влюбилась Мариорита в Пенчо…» Эту историю любви, благодаря «Трембите», знают многие.
А вот история Пухихуа и Понга в России известна мало, и я постараюсь исправить это.
В круг мировой культуры историю ввёл фольклорист Джон Уайт. Он прибыл в Новую Зеландию вместе со своей семьёй в 1835 году, в возрасте девяти лет. Уайты поселились на южном берегу залива Хокианга (Нортленд, самый север Северного остова), где Джон провёл большую часть юности, расспрашивая местных маори об их обычаях, истории и традициях. Видя, что малый явно не от мира сего, маори жалели его и обо всём ему рассказывали, а он записывал в книжечку.

john-white
Джон Уайт собственной персоной

В 1850 году он послал образцы маорийских песен «ваиата» губернатору сэру Джорджу Грею. Губернатор умилился талантами молодого человека и приблизил его в качестве переводчика и личного секретаря. С подачи сэра Грея в 1854-ом была издана коллекция устного творчества маори, собранная Уайтом.
Поговаривают, что талантливый Уайт заметно «улучшил» (так, как он это понимал) сочинения туземцев, а также щедро долил в них отсебятины. Это на свете не впервые (достаточно вспомнить, как «создавался» почти весь европейский фольклор), но Уайт был честным человеком и за основу таки брал подлинные произведения маорийского фольклора.
Так вот, в издании 1854 г. впервые вышла в свет история Пухихуа и Понга.

Вкратце суть дела такова (мой перевод изложения) –

Понга, молодой вождь из Ауайту, отправился навестить свою родню в Маунгавау. Там, во время приветственных танцев, он и Пухихуа, юная дочь вождя Маунгавау, увидели и полюбили друг друга великой любовью. Очевидно, что-то мешало им соединить судьбы, поэтому влюблённые бежали из Маунгавау на каноэ с людьми Понга.
Почему-то отец Пухихуа не проявил интереса к этому побегу, зато матушка беглянки возмутились и решила вернуть своевольную дочь. Однако муж ей воинов не дал – пришлось посылать в погоню команду амазонок.
Воительницы гребли сильно (от злости, должно быть – какой парень достался Пухихуа, а нам нет!) и таки догнали молодых. Быть бы битве, однако маори двух враждебных экипажей здраво рассудили, что команда парней против команды девчат – бой неравный и несправедливый. Решили так – пусть Пухихуа, раз она всему конфликту повод и причина, бьётся один на один с девушками из Маунгавау, пока те не перестанут принимать вызов.

puhihuia

Любовь придала Пухихуа сил, и она поочерёдно отлупила всех, кто вызвался с ней драться. Зрители-болельщики сочли это знаком свыше, о чём известили родителей Пухихуа, и те, убедившись, что любовь их дочери непобедимо велика, смирились с её выбором. И мир между племенами сохранился нерушимо.

Всем любви!

nz06