belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

Истории об эльфах (1-2)


Вот истории о существах прекрасных и загадочных, которые долгое время жили рядом с людьми. Сейчас их не встретишь. Одни были истреблены или вымерли, другие навсегда скрылись в своём тайном мире, третьи стали частью людского племени.

Возможно, порой они посещают нас, но искать им здесь нечего. Они обожали красоту, а нынешняя красота – искусственная. Эльфы любили природу, а люди её уничтожили. Заражённый воздух, ядовитая вода, небо в озоновых дырах, мутации – такая порча отвращает дивных.

Чем дальше, тем меньше у нас общего. А ведь когда-то мы были родичами – разными, но близкими, – и могли понимать друг друга…

Есть мнение, что эльфы (их также называли хельве, хелве, елве, а ещё остроухими) появились около 35000 лет до н.э., одновременно с кроманьонцами, но были более совершенными. Местом зарождения хельве следует признать северо-запад Европы; в других регионах остроухие не обитают, разве что случайно занесёт.

Пока кроманьонцы теснили неандертальцев, хельве создавали свою особую цивилизацию, основанную на законах природы. С хищными кроманьонцами остроухие не хотели иметь ничего общего. Хотя, если замечали среди мрачных Homo Sapiens’ов симпатичного мальчишку или девчонку, то забирали этот редкий образец к себе, чтобы добрая кровь не размешалась в дурном стаде.

Эльфы раньше постигли тонкости эстетики. А вот что касается морали – она у них своя, на нашу мораль не похожая. Они гораздо способнее нас в том, что можно назвать биоэнергетикой или магией.

В античные времена и в раннем Средневековье эльфы забот не знали – людское население было небольшим и почти не мешало им жить в лесных царствах. Но людей становилось всё больше, они энергично осваивали Европу, и однажды эльфы поняли, что их теснят, как неандертальцев в древности.

Здесь принцип эльфийской цивилизации, всегда разделённой на островки-поселения, сыграл с остроухими дурную шутку. Они не умели объединять силы, чтобы дать согласованный отпор вражеским ордам. Окружить своё жилище магической защитой, устроить диверсию, выйти в бой всем кланом – куда ни шло, но созвать какое-нибудь Великое Ополчение – никак. А люди накатывались волна за волной, их короли умело сгоняли под свои знамёна большие массы воинов.

Примерно к X-XI векам остроухие сдали свои позиции и разделились. Часть, как уже сказано, пала в боях с людьми, часть отступила в подземные или магические укрытия, а часть ассимилировались.

Но ещё три-четыре века они оставались заметными среди людей

Именно ко времени угасания эльфийского народа и относятся истории, которые нам удалось воссоздать.

* * *

1. Гест Лучник

Вторая половина XIV века была несчастной для Норвегии. Чума 1349 года, знаменитая Чёрная Смерть, унесла больше трети населения; много владений опустело. Вдобавок Норвегия лишилась своего короля, умершего бездетным, и попала под власть шведской династии. А в 1376 г. скончался король Хокон, присланный из Швеции. Регентшей при его четырёхлетнем сыне Улаве стала королева Маргарита. Когда Ганза признала Улава датским королем, все три скандинавских государства соединились в одно. Но мира, порядка и согласия в трёх странах не было. Часто вспыхивали смуты от недовольства иноземной властью. На море свирепствовали пираты – витальеры, приходящие из Балтики, а также лихие молодчики, что плыли на грабёж со стороны заката – из Ирландии, из королевства Островов и Шотландии.

Тогда, летом 1379 года, в Вестерфьорде появился высокий красивый чужеземец в зелёном плаще. Он был молод и силён, имел при себе меч и кинжал, а также лук серебристого дерева с накладками из рога и колчан невиданных белых стрел. Кольчуги он не носил. Его шапка тонкого сукна была с длинным назатыльником и спадавшими до плеч наушниками.

Он пришёл со стороны гор. Хозяин Вестерфьорда, бонд Эрик Магнуссон, принял его настороженно, хотя парень пришёл при свете солнца. Когда спросили, как его имя, парень ответил: «Гест», что значит просто «гость». Он попросил ночлега и обещал заплатить деньгами или дичью, на выбор хозяина. Эрик потребовал денег. Гест дал серебряный ирландский фартинг. Ему отвели место в летней сенной пристройке. Вёл он себя пристойно, никого не задевал, и вообще был молчалив.

Скоро оказалось, что это гость ко времени.

На склоне лета к Вестерфьорду подошли в ладье разбойники из Вике. Эрик спросил Геста, будет ли он сражаться на его стороне, поскольку Гест не был ему обязан. Парень ответил, что не прочь развлечься воинской потехой, но добавил: «Жаль мне этих глупцов, что пришли сюда».

Когда женщины и рабы попрятались в усадьбе, Эрик с его людьми вышел навстречу незваным гостям, но сойтись щит к щиту им не удалось. Гест начал пускать свои белые стрелы, и ни одна не легла мимо цели. Каждая поражала насмерть или ранила. Испугавшись, люди из Вике бросились к ладье и поспешили уплыть восвояси.

Эрик был рад, что не потерял никого из своих, но искусство Геста показалось ему небывалым. Так он и сказал постояльцу: «Сдаётся мне, ты из тех, кто родится под сводом ветвей и пьёт сок берёзы. Я верну твои деньги и щедро награжу, но лучше тебе покинуть Вестерфьорд. Боюсь, не все согласятся провести зиму под одной крышей с тобой».

Гест ответил: «Будь по-твоему, ты здесь хозяин. Но ты сослался на других людей, не спросив их. Созови их, и пусть они скажут, желанный я гость или нет».

Все свободные люди Вестерфьорда собрались на дворе усадьбы, и Эрик Магнуссон сказал, какой выбор им предстоит. Даже такой, как Гест, должен без обиды принять искреннее общее решение.

Дело совершалось, как на тинге, но единогласия не было. Одни побаивались странного гостя и рады были от него избавиться. Другие считали, что Гест нужен в горде (усадьбе), поскольку он умелый воин и славный охотник. А Эрик не решался изгнать Геста одной своей волей, боясь его обиды и мести.

Среди девиц Вестерфьорда была одна, по имени Осе, из обедневших во время чумы дальних родичей Эрика. Ей нравился стройный молодец, но она своих чувств не открывала. Здесь, в собрании, Осе сказала: «Вы, мужчины, можете долго судить, остаться ему среди нас или нет, а я берусь всё решить одним словом». «Говори», – молвил Эрик, и Осе, обратившись к Гесту, сказала: «Женись».

Помедлив, Гест присмотрелся к ней, подал Осе руку и ответил: «Согласен».

С тех пор в Вестерфьорде было изобилие. Хлеба, молока и мяса всегда имелось в достатке, много добывали дичи и ловили рыбы. У Геста и Осе одна за другой родились две дочери, у которых, как у отца, были заострённые уши.

Благополучие длилось восемь лет, но затем на Вестерфьорд обратила внимание церковь.

По «грамоте Золотого пера», обнародованной королём Магнусом ещё в 1174 году, церковь в Норвегии имела очень широкие права. А с первой четверти XIV века колдуны стали считаться еретиками, их начала преследовать инквизиция.

Кто-то донёс Эйстейну, архиепископу нидаросскому, что у Эрика Магнуссона живёт некий человек, владеющий искусством волшбы, и от него у свободной женщины родилось два бесёнка. Эйстейн, человек алчный и жестокий, приказал схватить всех бесовских отродий и начать расследование, а на Эрика и его людей наложить суровую епитимью и штраф в пользу церкви.

Гест проведал об этом раньше, чем люди Эйстейна достигли горда. Он сказал жене: «Нас ждут тяжкие бедствия. Отвести беду я не смогу. Идём в мой край, там безопасно, но обратной дороги не будет». Осе отказалась, потому что ей было трудно оставить родню и привычную жизнь. Со слезами расстались они, и Гест, поцеловав спящих дочерей, ушёл в сторону полной Луны. Прежде, чем исчезнуть в лунном сиянии, он трижды оглянулся, словно колеблясь, уйти ему или вернуться.

Люди архиепископа доставили Осе с дочерьми в Нидаросс и посадили под замок, но учинить над ними следствие не довелось. На подворье архиепископа стало неблагополучно: среди людей явилась болезнь с лихорадкой и изнеможением, то же случилось со скотиной. Стали гибнуть посевы на полях. Мало того, на двери спальни Эйстейна появился рисунок кинжала, обагрённого кровью. Его стёрли, в следующий день нашли рисунок уже на внутренней стороне двери. Тёмные потёки крови застыли на дереве. Слуги соскоблили рисунок, но он показывался вновь и вновь, с каждым днём на шаг ближе к ложу Эйстейна.

Архиепископ не стал ждать, когда неотвратимый кинжал хельве доберётся до него, и приказал отпустить Осе и её дочерей с миром.

Так в 1387 году закончилась история лучника-хельве, женившегося на земной девушке. Дочерям Геста, кроме заострённых ушей, досталось от отца свойство влиять на плодородие, и они оказалась желанными невестами в округе. Этот род и поныне живёт в Норвегии. Много раз разбавленная, кровь хельве утратила силу, остался лишь фамильный символ – две скрещенные белые стрелы.

* * *

2. Санни Макдугалл

Между 1158 и 1506 годами, почти 350 лет, на Гебридских островах и западном побережье Шотландии существовало гэльско-норвежское государство, называвшееся Королевством Островов (по-гэльски Rìoghachd nan Eilean). Вначале оно формально подчинялось Норвегии, а после 1266 года Шотландии. Фактически же государство сохраняло независимость до конца XV века, опираясь на сильный военный флот. Даже гербом Королевства Островов была гэльская военная галера, наводившая ужас на жителей чужих берегов.

Это было странное государство, в котором пришлые норвежцы, бывшие викинги, мирно уживались с шотландцами и потомками пиктов, заключали браки и были союзниками. Сначала королевство славилось своими отчаянными и отважными пиратами, ходившими в набеги на другие страны, затем в нём развились производство и торговля. Там выращивали коров, свиней и овец, выделывали кожи и шкуры, сыр и масло, широко занимались рыбной ловлей и морской охотой.

Впрочем, войной островитяне занимались так же умело и серьёзно, как сельским хозяйством. Воинственные и мятежные кланы Хайленда, их распри и набеги на земли шотландской короны доставляли королям много хлопот.

Всё-таки с заработками и хлебопашеством в Королевстве Островов было туговато. Здешние жители охотно вступали в военные дружины, причём не только в местные – их нанимали ирландские короли для борьбы против англичан. Галоклайды (гэльск. gallóclaig – «чужестранный воин») высоко ценились на Британских островах.

Осенью 1412 года монахи-цистерцианцы из Садделла в западном Хайленде нашли в горах худощавого, даже хрупкого человека, умиравшего от ран. Из милосердия они перенесли его в свой монастырь и стали выхаживать, не переставая, однако, удивляться внешности, платью и оружию раненого.

Верхушки ушей у него были заострёнными, платье необычайно тонкой выделки, сочетавшее зелёный и серый цвета великолепных оттенков – лиственного и жемчужного, – а меч был так искусно изготовлен, что такой впору носить самому лорду Островов.

Вызвали изумление и раны, полученные этим человеком – казалось, ни один зверь в Хайленде, ни человек не может нанести таких ранений.

Когда же найденный пришёл в себя, удивление монахов стало ещё сильнее. Никто, даже мудрый аббат, был не в состоянии понять, на каком языке говорит этот странный человек.

Сложилось мнение, что он не из людского рода или принадлежит к нечистым. Но аббат, поразмыслив, сказал: «Мы внесли его в стены монастыря, а нечисти сюда входа нет. Если он не чурается креста и близости святынь, следует обращаться с ним, как с человеком».

Выздоровление раненого затянулось, а слухи о нём достигли наместника лорда. Этот наместник, принадлежавший к клану Макдугалл, посетил монастырь и беседовал с человеком, найденным монахами, который к тому времени немного говорил по-гэльски.

Запись, сделанная секретарём наместника, монастырская хроника Садделла и анналы из Мингарна – вот и все документы, в которых упоминается эта история. Если объединить свидетельства, суть рассказа таинственного пришельца выглядит так:

Он был из народа, который называется «елве» и обитает в далёкой стране. Люди народа елве все до единого благородны, а служат им люди, захваченные из здешних стран. Имени своего пришелец не назвал. По его словам, он отправился в путешествие как мститель, чтобы догнать и убить врага, причём враг этот – не человек и не елве, а некое чудовище. Схватка произошла на горной пустоши в Хайленде. Мститель одолел врага и, по его словам, «выбросил из видимого мира», но в бою был изранен и отравлен «ядом смерти». Отныне ему не было пути в свою страну; дни его на земле сократились, но елве был горд своей победой и утешался ею. Он сказал, что готов служить с оружием тому, чья кровь чиста и благородна.

Наместник усомнился, что такой хрупкий человек может ходить в битвы, но елве заметил, что покажет свои способности сразу, как наберётся сил. И впрямь, прибыв в Мингарн ко двору наместника на Пасху 1413 года, он показал столь мастерское владение клинком и луком, равного которому трудно было найти. Кроме того, елве обладал приятным голосом и виртуозно играл на лютне.

В отличие от Геста Лучника из предыдущей истории, который церкви сторонился, этот елве после некоторых раздумий согласился принять святое крещение. Надев крест, он сказал: «Я хочу вернуться к вечности и прикоснуться к небу». Его нарекли Александером, по-гэльски Санни, и приняли в клан Макдугалл. Многие благородные девицы в Мингарне посматривали на него с понятным интересом, но Санни был больше увлечён боевыми искусствами.

К сожалению, дальше история Санни Макдугалла становится неясной. Он упоминается как предводитель дружины галоклайдов, отбывшей в Ирландию в 1416 году. Отряд присоединился к войску короля Коннахта для вторжения в Пейл (область поселения английских колонистов). Вернулся ли елве из Ирландии, женился ли он – остаётся неизвестным.

А может быть, он услышал песню, доносящуюся из глубины зелёного ирландского холма, и пошёл на голос. Хотя сложно сказать, как жители сида приняли бы крещёного эльфа. Всё-таки он выбрал иной путь. Согласно поверьям, после долгой жизни (на человеческий взгляд – очень долгой!) душа эльфа исчезает, обращается в ничто, а крещение даёт эльфу вечность…

Но раз речь зашла об Ирландии, самое время перейти к третьей истории, которая имеет живое продолжение в наши дни.


Вторая часть - http://belash-family.livejournal.com/22500.html
Tags: статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • К миру Проекта 12

    Я так и знал, что они существовали. Хотя для мира пришлось выдумать. Но сразу междугородные, с работой в радиусе 200-300 км.

  • Из комментов

    Есть мнение, что за рамками описываемого Полдня наличествуют структуры как минимум учительской полиции с мягкими, но выносящими личность и мозг…

  • Русский тропический шлем

    Взято из https://aquilaaquilonis.livejournal.com/1854842.html В фондах Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • К миру Проекта 12

    Я так и знал, что они существовали. Хотя для мира пришлось выдумать. Но сразу междугородные, с работой в радиусе 200-300 км.

  • Из комментов

    Есть мнение, что за рамками описываемого Полдня наличествуют структуры как минимум учительской полиции с мягкими, но выносящими личность и мозг…

  • Русский тропический шлем

    Взято из https://aquilaaquilonis.livejournal.com/1854842.html В фондах Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в…