belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

Истории об эльфах (3)

Первая часть - http://belash-family.livejournal.com/21765.html

3. Нива-из-Тумана

I. Климат и магия

Эльфы всегда любили острова. Морская гладь была их крепостным рвом и каменной стеной, ограждавшей хельве от вторжения грязных, шумных и алчных людей. Вначале люди не решались ходить в дальние плавания за горизонт, довольствуясь прибрежным ловом и каботажем, поэтому хельве на островах были самой природой защищены от незваных гостей.

В истории эльфийского народа есть поистине золотая пора, которую учёные называют «климатический оптимум». Между 15000 и 11000 годами до н.э. средние температуры были так высоки, что летом Арктика полностью освобождалась ото льда. Тогда на Шпицбергене, Новой Земле и даже Земле Франца-Иосифа льда летом не было. В Исландии росли берёзовые и буковые леса, а на островах арктической Канады, севере Норвегии, Шетландских и Фарерских островах – листопадные леса. Не было тундры. На Новосибирских островах водились тигры!

Затем наступило похолодание. Пищевые запасы на суше стали сокращаться, и голод заставил людей искать пищу в воде. Они вышли в море с гарпунами и сетями. Уже около 4000 г. до н.э. на Шпицбергене (значит, люди добрались и туда!) на камне появилось изображение кита – кормильца, дающего целому племени тонны мяса, жир, кожу, кости. Китовые рёбра становились каркасами хижин, покрытых тюленьей кожей.

Люди упорно подбирались к владениям хельве. Остроухие тем временем старались магией удержать тепло над своими островами, где – если верить легендам, – деревья вечно цвели и плодоносили в одно и то же время. Но пришёл холод, деревья стали умирать. Вскоре высадились люди, которым деревья нужны были на дрова, для постройки домов и кораблей.

Сила эльфийской магии не безгранична. Чем меньше деревьев вокруг, тем она слабее, тем скорее она становится чёрной, злотворной. Хельве черпают силу в живом окружении. Когда исчезают деревья, они поневоле идут отнимать тепло и дыхание жизни у людей и животных. Людям это не нравится, они берутся за меч и факел.

Много жестокостей произошло из-за этого.

Между тем всего этого можно было избежать. Деревья питали хельве энергией своих соков, а взамен хельве наделяли их силой и здоровьем. Таков неписаный закон эльфов – за то, что тебе дали добровольно, надо отдариться.

Но деревья понимали хельве, а люди – нет.

* * *

II. Туманные земли

06 - шетландские острова 01 88
Источник - http://www.undiscoveredscotland.co.uk/ustours/gairloch-poolewe/images/gruinard.jpg

О Шетландских островах уже упоминалось выше. Они лежат к северо-востоку от Шотландии и являются точкой разделения Норвежского и Северного морей.

В эльфийский «золотой век» здесь росли леса. Теперь это почти безлесный архипелаг, холодный, тёмный и промозглый. Двести дней в году идёт дождь, даже летом бывает мокрый снег и густой туман. Лишь четверть дня тут светло, а всё остальное время – облачные сумерки и ночь. Из более чем сотни островов заселены только двенадцать.

Около 1500 г. до н.э. на Шетланды прибыли пикты – народ не менее загадочный, чем хельве. Возможно, пикты сродни той таинственной расе, темнокожей и малорослой, которая населяла север Евразии и так называемую Арктиду. Кого они встретили на островах, чем эта встреча закончилась – неизвестно. Ясно одно: пикты закрепились там и занялись земледелием и скотоводством. В эпоху железного века (или раньше?) на островах было построено много каменных крепостей, руины которых сохранились и доныне.

Около 297 г. н.э. Шетланды стали частью королевства пиктов, вместе с большей частью Северной Шотландии. Едва завершилась в X в. христианизация островов, как с 964 г. туда начали проникать викинги.

07 - викинги налёт 01 88
Источник - http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-02/1235656105_8nabeg1.jpg

Вначале они только грабили. Затем острова приглянулись им, и выходцы из Норвегии начали их обживать. Шетланды оказались удобным местом для эмиграции, в том числе по политическим мотивам. В Норвегии IX-XI вв. творилось много кровавых неурядиц. Там хватало недовольных, которые рады были скрыться за морем. С Шетландов эмигранты хаживали в набеги на родину, а короли норвежские потом ездили с ответными визитами, карали виноватых и сажали на островах своих ярлов.

А острова как были, так и оставались угрюмыми каменистыми громадами, о которые бились холодные волны, и где богатств было всего ничего – трава, овцы, люди и торф.

08 - шетландские острова 04 88
Источник неизвестен

С христианством на Шетланды пришла и латинская письменность, которая вытеснила древнее огамическое письмо пиктов. Именно латинскими буквами, словами старинного западно-норвежского языка Норн было записано в 1250 году следующее:

«Да сохранит всемогущий Господь всех от плавания на безлюдные острова. Хотя нет там хищных зверей, как на матёрой земле, но опасности больше. Шквал и водоворот стерегут плывущих в море, а туман сбивает с верного пути и ведёт ладью на камни, подобные клыкам дьявола.
Да примет Господь в Своё царство Енса Хьера, Арупа Йунассона и Одда Скре, чьи тела упокоены на острове Атерстен. Туман пал на остров, когда их видели последний раз живыми, и там окончились их молодые жизни. Не христианская кончина их постигла, и облик их по смерти внушал дрожь. Преподобным отцом Боргхиллем из Скаловея сказано: пусть их схоронят на месте смерти, дабы за ними на Большой остров не пришло дурное, и все родичи умерших согласились с этим. Надобно страшиться восходящего тумана, который несёт гибель. Аминь
».

Однако богатые пастбища Атерстена манили многих овцеводов. Уже через тридцать лет человек с Елла, по имени Ханс Фанген, завёз туда сотню овец и приставил к ним раба-пастуха. Затея вышла успешная: овцы давали хороший приплод и обильно доились. Ханс Фанген дал рабу жену и предложил обустроить жильё в старинной каменной руине, но раб наотрез отказался и сказал, что будет жить в своей землянке.

«Он говорил, что у развалин есть хозяин, который не потерпит чужого соседства, и что туман станет саваном тому, кто там поселится. Вроде, раб откупался от зла, и только так выжил».

Викарий из Скаловея заподозрил в рабе идолопоклонство и призвал его к ответу. Однако допросить беднягу-пастуха не пришлось: он вместе с семьёй задохнулся от угара в своей землянке. Осталось лишь засыпать вход, чтобы землянка стала им общей могилой. Больше никто не захотел хозяйствовать на Атерстене, и около 1287 года наследник Фангена вывез оттуда последних одичавших овец.

Остров оставался безлюдным, пока не нашёлся удалец, готовый ступить на окаянную землю.

Ждать его пришлось почти полтораста лет.

* * *

III. Чёртов ирландец

09 - ирландия 104 88
Источник – www.mith.ru

Мало какой стране досталось столько распрей и бедствий, сколько их выпало на долю Ирландии. Войны, описанные в сагах, плавно перешли в войны, которые аккуратно отмечались в летописях.

К 850 году датчане (так ирландцы называли викингов) захватили Дублин, Уотерфорд и Лимерик, превратив их в центры торговли и опорные пункты для набегов на другие районы Эйре. Спустя столетие, когда потомки завоевателей приняли христианство и местные обычаи, на страну обрушилось новое, самое страшное нашествие «датчан».

Вызов принял Бриан Боройме, который возвысился на юге Ирландии и в 1002 г. стал ард-риагом (верховным королём).

23 апреля 1014 года соединённая армия юга атаковала войско норманнов при Клонтарфе. Это была последняя битва на земле, в которой эльфы сражались плечом к плечу с людьми. Хельве любили свой зелёный остров и не желали уступать его жестоким интервентам. Они решили забыть о неприязни к людям и вызвались помочь. Эльфы сражались на земле и нападали с воздуха, подобно современной авиации. На битву были снаряжены все злые воинства О’Ши, возглавляемые Баод, богиней войны.

Перед битвой к Дунлаугу О’Хартигану и Мурраху обратились их возлюбленные-эльфийки, умоляя не вступать в бой. Пророческий дар хельве вещал, что героев ждёт смерть. Остроухие девы звали своих милых на далёкий остров, где люди остаются вечно молодыми.

Но разве можно удержать ирландцев от славной драки? Тем более, если это – битва за родину.

И они пали в бою, и погиб король Бриан, но Ирландия была спасена.

FB_Harp_crop_660
Источник - http://www.movdata.net/clontarf-battle.html

Победа при Клонтарфе положила конец разбойничьим рейдам викингов на Британские острова. Однако для Ирландии нашествия не кончились.

В 1171 году по наущению папы Адриана IV английский король Генрих II Плантагенет, используя распри между ирландскими королями, захватил часть побережья Эйре и объявил себя верховным королём острова. Кровопролитные войны продолжались почти два столетия, пока в 1367 г. в Килкенни не был принят статут, отделивший колонистов от кельтского населения. Отныне англичане должны были жить отдельно от коренных ирландцев, в своем районе, называемом Пейл (англ. Pale, букв. «граница», «ограда», область в юго-восточной Ирландии).

10 - ирландия 109 88
Источник – www.mith.ru

Установилось относительное спокойствие. Колонисты на рубежах Пейла стали понемногу смешиваться с кельтами. А колонисты в целом – начали подумывать об отделении от Англии. Но к моменту, о котором мы ведём речь, до этого ещё не дошло.

В 1431 году (тогда же сожгли Жанну д’Арк и родился некий Влад, будущий Дракула) из порта Кардона, что в Донеголе, на севере Ирландии, вышел в рейд пиратский корабль.

Скажем честно – ирландцы всегда были разбойниками и головорезами. Как любой уважающий себя народ, едва лишь подворачивался случай ограбить соседей, ирландцы тотчас собирались в поход.

Правда, в отличие от дальнобойных викингов, которые добирались до Сицилии и даже до Константинополя, сыны Эйре грабили кого поближе. Уэльс, Корнуолл, Англия, Шотландия – ну и, разумеется, острова Северного и Норвежского морей. Острова были предпочтительнее тем, что любой местный лорд может собрать (и то не сразу) лишь небольшое войско, а пока его бойцы наденут доспехи, ирландцев уже след простыл.

11 - ирландия 201 88
Источник – www.mith.ru

Мишенью донегольцев стали Шетландские острова. Взять там особо нечего, зато и оборона слабая, бой будет коротким.

Так и вышло. Набег получился быстрый и не хлопотный. Всё, что можно увезти, включая девок и овец, собрали к месту высадки для погрузки на корабль. Но кое у кого не утих зуд грабежа. Эти горячие ребята посматривали по сторонам жадными глазами, прикидывая, чем бы ещё поживиться.

День был ясный, море просматривалось далеко. Темноволосый молодчик, которого звали Нейл О’Хара, спросил одного из пленников на ломаном Норне:

«Что за остров вдали? Кто там живёт?»

«Атерстен, – кратко ответил пленник. – Там живёт смерть».

«Интересное имя! А много у Смерти овец?»

«Если ты смел, ирландец, плыви туда и сосчитай».

Нейл О’Хара был изрядным храбрецом. Он тотчас начал искать добровольцев, потому что одному грести лениво, да и неизвестно, сколько людей с оружием встретят их на Атерстене. Прослышав о его затее, вожак пиратов справился об острове у других пленников и подошёл к Нейлу с хмурым лицом:

«О’Хара, об этом острове говорят плохое. Там давно никто не бывал, а те, кто плавал туда, не вернулись. Если ты всё-таки поплывёшь, имей в виду – я не стану платить твоей матери за смерть сына».

«Никогда не скажут в Донеголе, что Нейл О’Хара – трус!» – огрызнулся парень.

«Тебя не в чем упрекнуть – ты бился наравне со всеми».

«И всё же я поплыву туда. Даже если никто не согласится плыть со мной».

Упрямство – отличительная черта ирландцев.

12 - туманный остров far 88
Источник - https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/ba/Litla-dimun-photo.jpg/250px-Litla-dimun-photo.jpg

Справа и слева от карры, кожаной лодки Нейла, медленно проплывали островки, над которыми собирался туман. Небо понемногу заволакивали облака. Нейл знал – товарищи смотрят ему вслед. Они будут ждать его до завтрашнего дня, но вот решатся ли они высадиться на Атерстен, если он не вернётся?

Наконец, рёбра карры заскрипели о береговую гальку.

13 - заколдованный остров 88
Источник неизвестен

К моменту высадки Нейла стало совсем пасмурно. С неба сеялась мелкая водяная пыль, а с земли медленно восходил туман, становясь всё гуще и плотней. Сквозь его млечную пелену О’Хара смутно различал голые тёмные деревья. Это было странно, потому что на подходе он никаких деревьев не заметил. Да и пора листопада не пришла, почему же эти деревья облетели? Нейл ощупал рукоять меча и прикинул в уме, как быстрее перекинуть самострел из-за спины, чтобы сразу взвести тетиву.

Впереди, в тумане, Нейл заметил движущуюся фигуру. Он прислушался – не крадутся ли враги к нему с боков, пока одиночка отвлекает внимание? Но ни шорохов, ни треска веток слышно не было. Между тем фигура приближалась, почти беззвучно. Нейл присмотрелся: вроде бы, этот человек не держит оружие наготове или за спиной. Значит, не время обнажать меч.

14 - туман 4092 88
Источник неизвестен

К изумлению ирландца, это оказалась миловидная светловолосая девушка, одетая скромно и чисто, похожая на дочку небогатого хозяина. Она смотрела на Нейла без страха, но с каким-то напряжением и недоверием.

«Кто ты? – от волнения хрипло спросил О’Хара на Норне. – Ты из местных хозяев?»

«Да», – просто ответила девушка.

«Ты гуляешь одна? Это опасно. Мало ли, кого тут можно встретить».

«Никого. Здесь никого нет».

«Как тебя звать?» – Нейл, осмелев, подошёл ближе к девушке.

«Нива».

«Отличное имя! А я – Нейл О’Хара. Ты моя, Нива».

«Если ты не скажешь иначе» – загадочно ответила она, вглядываясь в лицо Нейла.

«И не подумаю! – ухмыльнулся Нейл. – Я увезу тебя отсюда в Донегол».

«Да, кто-то должен грести, чтобы увезти меня».

«Идём! Мне хватит такой добычи, как ты, больше искать нечего».

Прежде, чем отправиться за ним, девушка обернулась к деревьям, стоящим в тумане и сказала им нечто на незнакомом ирландцу языке. Нейл смутно догадался, что она прощается с ними. Ветер пошевелил туман, и тёмные деревья стали будто растворяться в нём. С ужасом Нейл понял, что видел не стволы и ветви, а только тени деревьев.

«Да ты…» – начал он было, но осёкся. Нива смотрела на него выжидающе, словно готовилась поймать слово, когда оно сорвётся с губ.

Нейл едва не произнёс «…ведьма», однако вовремя прикусил язык. Если бы он сказал о девушке по-другому, иначе, чем в первый раз, обязательно что-то случилось бы.

Поэтому он перевёл дыхание и твёрдо повторил то же, что говорил вначале:

«Ты моя».

Хотя теперь он ясно видел, что кончики ушей у девушки заострены.

Нива промолчала, но на губах её возникла – и тотчас растаяла, – улыбка.

Обратно Нейл грёб, сильно и часто взмахивая вёслами. Он хотел вернуться к своим до наступления темноты, потому что с темнотой – так ему казалось, – безмолвная Нива могла как-то измениться. Она сидела в карре, крепко держась за борта, и с тревогой поглядывала на море. Ветер усиливался, шла волна. Нейлу нелегко было править каррой, чтобы ту не слишком раскачивало.

Товарищи с удивлением и завистью глядели на его красивую добычу. Нейл, заметив эти взгляды, сразу заявил, чтобы пересечь все будущие разговоры:

«Ни продавать её, ни с кем-то делить я не стану. Если бы вы решились плыть со мной – другое дело».

Но вскоре ирландцы разглядели ушки добычи О’Хары. Общее мнение было такое: «Владей ею сам, нам и даром не надо». Вдобавок и вожак долго сомневался, стоит ли брать такую девушку на борт.

«Может, лучше оставить её на Шетландах? – предложил он Нейлу. – Пусть идёт куда угодно, удерживать не стану. Я заплачу тебе выкуп за потерю пленницы».

«Нет, я с ней не расстанусь» – упёрся О’Хара.

«Сдаётся мне, она тебя околдовала. Ей был нужен человек, чтобы переплыть с земли на землю. Смотри, твоя затея добром не кончится!»

«Я крещёный, верю в Бога и святого Патрика, – упрямился парень. – Мне вреда не будет!»

В отличие от прочих пленниц, Нива без обид и слёз доплыла до Кардоны, а затем отправилась с О’Харой на юг, в Айлех, где жила мать Нейла. Только теперь, по настоянию О’Хары, Нива завязывала голову платком по-девичьи. На половине дороги к Айлеху, на постоялом дворе, они оказались вместе на одном ложе.

sophia-myles
Источник - http://img4.hotnessrater.com/get-picture/535039/sophia-myles/500/750/sophia-myles

Может быть, причиной тому стало одиночество, которое мучило Ниву. Она провела на острове долгие годы в обществе теней, беседуя с призраками деревьев, давным-давно срубленных людьми, и сама едва не стала тенью. Но Нейл много сделал для неё, хотя вряд ли в полной мере сознавал это. Она была благодарна ему, пусть даже не высказывала благодарности словами.

24_09_2008_0296638001222279903_olga_antonenko
Источник - http://www.2photo.ru/uploads/posts/600px/4268/20080924/olga_antonenko/24_09_2008_0296638001222279903_olga_antonenko.jpg

Видимо, главным оказалось то, что он не отрёкся от Нивы – когда увидел, кто она такая, когда ему предлагали оставить Ниву на Шетландах. Он вёз её с собой, оберегая, и ломал голову – что же с ней делать? Это слишком важная особа, чтобы обходиться с нею как с невольницей, но просто отпустить её он не решался – куда ей идти? Поступить так – всё равно, что зимой выгнать человека из дома.

Как бы то ни было, Нейл оказал Ниве большую услугу, и она отдарилась вполне.

Когда О’Хара показал Ниву своей матери, он неловко сказал:

«Это пленница с островов».

«Ну-ну, – хмуро молвила матушка, видя смущённое и довольное лицо девушки, – спасибо, что сказал, а то бы я запуталась, кто из вас пленник. Надеюсь, ты в своём уме, сынок, и соображаешь, кого привёл в дом?»

«Она моя!» – зарычал пират, чтобы мамаша не очень воображала о том, кто в доме хозяин. Это было третье, и последнее подтверждение, которое окончательно решило дело.

«И как я должна к ней обращаться? – ядовито, но уже мягче продолжала матушка. – Как к невольнице, как к служанке или как-нибудь иначе?»

Нейл только фыркнул:

«Пусть поп ответит, когда обвенчает нас, если на старости лет ты стала непонятлива».

«Ха, если я вдова, то уже и старуха?» – Мать возмутилась, и пошла-поехала ругань, как это водится у чёртовых ирландцев, верных Богу и святому Патрику.

Нет сомнений, что толков и пересудов об этой свадьбе в Айлехе хватило на долгие годы, раз уж история попала на страницы донегольской хроники. Хотя невеста держалась как настоящая леди, не в долгом времени с нею случилось то же, что бывает со всеми девицами, от батрачки до принцессы – она забеременела.

+ мама 2440_02
Источник неизвестен

Хорошо это или плохо, но Нейл О’Хара продолжал заниматься тем, что у него лучше всего удавалось. Наконец, Нива Атерстен (тогда в Ирландии жёны не принимали фамилии мужей) уломала его стать купцом, тем более, что Нейл уже вышел в вожаки, умел и править кораблём, и отбить нападение.

Айлехские дамы не без опаски, но с интересом приняли Ниву в свой круг. Вскоре они обнаружили, что с её появлением на душе легче, болезни утихают, а в теле появляется особенная бодрость. Нанести визит супруге Нейла считали своим долгом и мужья дам, капитаны, китобои и купцы – это считалось почти гарантией возвращения из рейса.

Что дальше?

До сих пор в Донеголе помнят «Песню Нивы-из-Тумана»:

Я знаю три добрых земли –
В одной из них я родилась,
В другой я росла и цвела,
А в третьей с любимым сошлась

О первой земле улыбнусь,
С печалью вздохну о второй,
А третья земля – лучше всех,
Здесь другу я стала женой

Атерстены и О’Хара – потомки Нивы и Нейла, – во множестве живут на разных материках, от Европы до Австралии. Среди них время от времени рождаются дети с заострёнными ушами, а у некоторых бывают странные способности. Известен американец Кеннет О’Хара, который, впервые взяв лук в руки в 43 года, понял, что просто «не умеет» промахиваться. Именно он, изучив свою родословную, сумел восстановить историю о походе на Шетланды и диковинной «добыче» своего далёкого предка.

Кровь, воспринятая от женщины хельве, не теряет силы в поколениях.

Эльфы живы.
Tags: статьи
Subscribe

  • Из сокровищницы киберпанка

    Нашёл daddycat Скрин отсюда Картинка не к ВК, но очень мила.

  • Да, почему?

    Прослушав в 100500-ый раз Калугина "Рассказ короля-ондатры...", задумался - "А почему не короля-выхухоли?"

  • Вся символика на месте

    Серп, молот, могендовид, пентакль, ханукия и гвардейская лента. Перловское кладбище, один из еврейских участков. С любезного разрешения. Автор фото…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments