belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Об антологии "Мистикон-3" (2016)

http://fantlab.ru/work783478


Источник - http://top-antropos.com/images/15/Gora/Вячеслав%20Назарук%20Хозяйка%20Медной%20горы%20(6).jpg

Всякий раз над книгой, составленной по итогам Басткона, вспоминается одно понятие – торжественное, старомодное, но не стареющее, одними упоминаемое иронически, другими с надеждой, кажущееся недостижимым идеалом, – соборность.
Здесь оно уместно, как мало где, и применимо втройне. Собрание людей, близких по взглядам, собрание лучших текстов по конкурсным темам, и наконец – сборник как таковой.
Уже в третий раз сходятся под одной обложкой мистические сочинения. Налицо продолжение недавней, но доброй и стройкой традиции. А каково наполнение сборника?
Скажем так – пёстрое. Словно яшма из уральских сказов, современные версии которых тоже вошли в «Мистикон-3».
Пожалуй, самое общее у повестей с рассказами то, что лежит в основе старой игры «Вы поедете на бал?» А именно исходное ТЗ – избегание запретных тем и мотивов. Это условие игры создаёт сборнику своеобразный фон и настрой.
Во-первых, над миром сюжетов по умолчанию царит Высшая сила, даже если не появляется в кадре, а всё сумеречное и тёмное знает своё место, как Тень у Шварца. Зато в дозволенных пределах персонажам низшей мифологии – раздолье, и (в идеале) каждый оборотень, каждый загробный фантом должен нести некий нравственный урок. Чего же ради персонаж мистерии сменил облик или вылез с того света? не затем ведь, чтобы просто так покрасоваться?
И второе, что в условиях прописано: «не принимаются тексты, содержащие любые нападки на традиционные религии и народы России». Это свойственно империи – уважать всех, живущих в общем пространстве. Широта русской души, как Покров Богородицы, всем близким защиту даёт. Тут «Мистикон-3» на голову выше классических ghost stories, где ирландцы – колдуны-злотворы, шотландцы – дикари-хайлендеры, за Ла-Маншем злые бесы чуть друг друга не едят, а дальше скифы, медведи, чучундры и Фу Манчу.
В этих двух смыслах – приоритет Царства Небесного и имперское единство, – сборник последовательно строг и тем хорош.
Но состав его говорит о том, что традиции российской мистики XXI века ещё в поиске самих себя. Третья попытка вновь принесла пестроту, среди которой лишь раздел «Статьи и рецензии» радует чёткостью воззрений и тонким стилевым рисунком.
Между тем нашей мистике есть, что вспомнить и «с кого» себя строить. В арсенале барские забавы А.К.Толстого, даже чей многословный «Упырь» кажется лёгким и изящным в сравнении с иным современным сочинением. Упомянем и труды князя Одоевского, смело – и, наверное, впервые, – включившего в мистическую Россию новоприобретенных финнов.
Но мы – нормальные герои, – прямых путей не ищем.
Поэтому спасибо «Самойло Звону» Дмитрия Володихина – как раз эта короткая житийная история создана в духе и букве русской старины, действительно христианское фэнтези. Рассказ о буйстве, смирении и, как следствие, перемене участи сделан ёмко, цельно, и завершён; одно досадно – почему так мало?
«Малахитовая душа» Дмитрия Лазарева – из конкурсных ново-уральских сказов. Повесть увлекательная, динамичная, ритм которой нарушается лишь там, где подкаменная сущность очень длинно объясняет читателю, что к чему в волшебных недрах и откуда растут ноги у теперешних событий. Почему-то Бажов обходился без этого. Вдобавок, повесть собрана на ново-русской платформе; хронотоп её – эра разгула бандитизма. Это настораживает. Романтика пацанских тёрок – примерно то же, что лирика концлагеря. Чумовые 90-ые – время, подобное тоннелю, в котором нет ничего, кроме света впереди, и победителей не будет, только чудом выжившие.
Столкновение звериного мира братков с холодным миром иной реальности – сражение в «царстве, разделившемся в самом себе», где люди – жертвы. Коль скоро наши симпатии на стороне людей, мы невольно начинаем сочувствовать тем, чьё место в лучшем случае за решёткой, и делить бандюков на «плохих» и «хороших», хоть сорт у них один, и здесь совсем не место вспоминать благочестивого разбойника. Тонко различая, кто по понятиям, а кто по беспределу, не заметишь, как подземный мир интегрирует тебя в себя.
Однако и здесь точку ставит сила Свыше, вполне в духе гоголевского: «Но и ты сиди вечно там на коне своём, и не будет тебе царствия небесного…» Ввязавшемуся в тёмную войну огня с камнем – небеса не суждены. Это вполне справедливо, с моралью тут полный порядок.
«Зов Аспидной горы» Натальи Алфёровой – сказка-истерн на перекрёстке времён и пространств, где есть место жестокости и нежности, конфликтам народов и сложным семейным отношениям, которые надо распутывать бережно, чтобы сохранить все тонкие нити чувств, связывающих живые души. Навязчивая политкорректность уступает место более гармоничной форме – имперскому соседству, где всякое порой бывает, но стремление к единству (опять-таки, в идеале) должно преобладать. Избрать свой путь или импортный melting pot, или мульти-культи – повесть скромно умалчивает, слегка запутавшись в любви, либидо, языческих могильных призраках и том, кто чья ханская дочь.
«Монашка из Коломны» Ларисы Архангельской возвращает нас к фигурам Марины Мнишек и Ивана Ворёнка, клеймёных ещё пропагандой XVII века – по заслугам ли? Попытка понять, как вихрь Смуты втянул пытливую и честолюбивую дочку сандомирского воеводы, чем обольстил и в какой мрак сбросил, открывает иную, незнакомую Марину – жертву политических интриг, всеми преданную, брошенную и забытую, медленно умирающую в коломенской башне, в кругу горячечных видений. Наяву или в бреду является ей духовник Антоний, убитый казаками? Зачем вспоминаются еретические строки Джордано Бруно о переселении душ?..
Напрасно спорить, поделом ли казнили Ворёнка. В эпоху самозванцев и родовой легитимности иного выхода не было. А если вмешаться в историю, по-новому прочесть её? Тем более, события из хроник это позволяют. Изящное решение, предложенное автором, искупает и чёрный призрак бернардинца Антония с огненными глазами, и упрямое католичество Марины, мнящей себя русской царицей. Высшая воля проявляет себя мягко, но бесповоротно, открывая страдающей женщине путь через тернии к истинному свету.
«Гадалка из Старого Бисера» Татьяны Беспаловой – настоящая феерия сочно прописанного современного быта, вкусных реалий и отсылок к богатейшей классике, от старорежимной до советской. Москвичка Таня и казачка Ксюша – каждая с неповторимым характером и со своими сложными проблемами, – катят в уральскую глушь, к гадалке Свете, чтобы услышать ответы на волнующие их вопросы. Поездом и лесовозом катят, пересекаясь с очень разными, но неизменно колоритными мужчинами. Но у Светы, похоже, своих вопросов и проблем побольше будет, а мужчин вообще полон дом – и на чердаке они, и на крыше, и в курятнике, и всяк молодец на свой образец, просто паноптикум и зоопарк. И медальон Звезда Трояна с таинственной силой, вроде бы сюжетно призванный разруливать невзгоды героинь, теряется и меркнет на фоне мужиков, которых Света собрала по жизни, а прогнать сил не нашла. Так и маются женщины – добрые, славные, с неистраченной тантрической энергией, обращая её на всяких разных мужчинок, часто оной энергии не достойных. А Свыше – любя, любуясь и печалуясь, – негромко спрашивают: «Когда же вы себя найдёте, милые? Гадаете, колдуете…»
Может быть, это и не мистика. Но картина нравов в духе бытового фэнтези – несомненно, и по-своему удачная. Единственно жаль, что тема Звезды Трояна потерялась, а поведение приезжих героинь иной раз срывается куда-то в стиль иронического детектива, совсем за рамки мистики.
Судить о «Крепости» Натальи Иртениной сложно – это фрагмент романа «Русь на Мурмане», сделанный мастерски и с точным знанием предмета. Даже намеренно архаизированный язык сказания не меняет впечатления. Трудное становление Руси на Севере, сопротивление врагов и демонов – всё надо преодолеть, и герои справляются с этим, утвердив крест и стяг на ледовитых берегах. Такой роман нужен для настоящего и будущего, но нужен и читатель для романа – готовый к непростому тексту, к сложной теме и к тому, чтобы сравнить себя с героями прошлых веков, а не с текущим топ-рейтингом, изменчивым словно Протей.
Вот что замечательно у Иртениной – в особенности для знакомого с поморскими преданиями, – так это «Морские скитания Варлаама Керетского». По-новому прочесть для себя историю из Шергина («Спи, жена иереева, спи, краса несказанная!»), открыть в ней новые смыслы было особенно приятно.
Раздел «Статьи и рецензии» в антологии весьма хорош – радуют свежие взгляды на дела древние и времён модерна, а также отзывы на текущие события. Наконец-то молодой термин стимфэнтези оказался в заголовке критической статьи, и Володихин это применение вполне обосновал. К его рассуждениям можно добавить лишь, что «стим-» не означает именно железа, движимого паром, телеграфа и разных девайсов рубежа XIX-XXвеков, но указывает прежде всего на культуру и отношения в обществе.
В сумме антология получает твёрдые 9 баллов – за поддержание литературной соборности, помянутое выше, за привлечение авторов к проекту и конкурсам, а также за высокий уровень изданий, свойственный Басткону.
Tags: Творчество друзей, книги, конвенты, конкурсы, отзывы, рецензии
Subscribe

Posts from This Journal “Творчество друзей” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments