belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

Бегущие над землёй

(доклад на Зилантконе-2016)

01
Источник - http://www.astroguide.ru/files/article/41639/main-image/0305_1lev.jpg


Феномен

Как говорилось в старых научно-популярных фильмах и книгах – «Долгие века людьми владела мечта о преодолении земного тяготения». Если это и случалось до изобретения аэронавтики, всё объясняли вмешательством чудесных сил.
Феномен, о котором пойдёт речь, именуется левитацией, от латинского слова levitas – «лёгкость», «легковесность». Следует отличать левитацию от полёта, означающего перемещение в воздухе и совсем не феноменального – летают птицы, насекомые, рукокрылые, даже некоторые рептилии и рыбы.
Полёт тоже занимает почётное место в мифологии, но он всегда связан с какими-нибудь вещными приспособлениями, будь то крылья Дедала и Икара, заводной крылатый конь арабских сказок, ступа Бабы-Яги или ковёр-самолёт. Левитация чиста от всех девайсов, она – просто парение над землёй и, как вариант, перемещение, опять-таки без всяких привязных крыльев и ковров. В стороне от феномена находится и телепортация, когда субъект переносится в пространстве без промежуточных этапов – здесь пропал, там возник.
С появлением аэронавтики и авиации полёт покинул сферу мифа, а левитация осталась, поскольку входит в архетипы сознания. Все или почти все левитировали во сне. Мало того – время от времени феномен наблюдается и наяву. Да, редко и ненадолго. Да, без волевого контроля. И учёных с измерительными приборами рядом не бывает. Но лишь на этом основании объявлять феномен несуществующим – ненаучно. Учёные не могут заранее предвидеть, где упадёт метеорит, пожарные – где начнётся пожар, а полиция – загодя прибыть на место будущего преступления.
Остаётся изучать следы событий, если они документированы.
Придётся оставить за рамками античные свидетельства. От долгой шлифовки они настолько мифичны, что всякое упоминание о них сразу переводит разговор в плоскость мистерий и герметического знания. Даже, казалось бы, вполне исторические личности типа Ямвлиха левитируют за здорово живёшь да ещё светятся при этом.
Хотя было и в те времена одно событие, попавшее в свод достоверной информации, но мы поговорим о нём позднее.
Обратимся к Средневековью.


От Ирландии до Пиренеев

Ирландская хроника вполне буднично повествует, что в битве при Альмайне (начало VIII в. н.э.) среди прочих потерь девять воинов стали «гельта». Не погибли, не пропали без вести, а стали… кем?
Пять веков спустя норвежский трактат «Королевское зерцало» вновь описывает феномен «гельт» у ирландцев. Есть упоминания об этом и в других скандинавских источниках, и в шотландских.
Если отбросить разночтения и выделить главное, суть сводиться к следующему – существует явление, называемое ирландцами «гельтахт», и означает оно обретение свойства невесомой лёгкости. Это не что-то врождённо присущее – гельтахт возникает случайным образом от сильных эмоций, часто в бою, или при нарушении запрета. «Гельт» способен совершать невероятно длинные прыжки, перемещаться с дерева на дерево, со скалы на скалу. Сопровождается это нарушением сознания. Став «гельт», человек уже не принадлежит обществу и живёт в дикой природе, постоянно двигаясь и не имея пристанища.
Повествуют о «гельт» и саги. Упоминается в них о короле Франции по имени Болькан, который во время битвы потерял рассудок; выронил из рук оружие и, прыгнув в воздух, унесся на запад. Существует предание о Мис, дочери короля Дайре – узнав о гибели отца в бою, она нашла его тело, стала пить кровь из его ран, потеряла рассудок и, став «гельт», также устремилась на запад. Принцесса стала вампиром типа чупакабры и триста лет наносила заметный ущерб местным скотоводам, хотя и людьми не брезговала.
Самое известное предание такого рода – сага «Суибне-гельт», или «Безумие Суибне». В ней подробно описана история короля, который дважды оскорбил святого и был им проклят, а затем в бою стал «гельт» и пустился в бесконечное странствие, прыжками переносясь по Ирландии. Нигде не сказано, что Суибне летал – только прыгал или бегал с необычайной быстротой и лёгкостью.
Если король Болькан или Мис могут оказаться вымышленными персонажами, то Суибне – личность историческая, отмеченная не только в сагах, но и во вполне респектабельных хрониках своей эпохи. Правда, в некоторых сводах сказано, что король погиб в битве, но сути дела это не противоречит – «гельт» считался умершим для мира людей.
Но то Ирландия саг, скажете вы, какой-то затёртый шестой век. Нам бы свидетельств посвежее!
Извольте – вот история «пиренейской дикарки», относящаяся к началу XIX века.


03 Alix-Soulie-Film-Femme-Sauvage-05-1024x576
Источник - http://alix-soulie.fr/wp-content/uploads/2013/05/Alix-Soulie-Film-Femme-Sauvage-05-1024x576.jpg


Вкратце она выглядит так – спасаясь от ужасов французской революции, в 1793 году муж с женой эмигрировали в Испанию. Не лучшее время для эмиграции – как раз Национальный конвент объявил войну тамошним Бурбонам, и в районе Пиренеев шли боевые действия т.н. «Войны первой коалиции». Когда и в Испании запахло смутой, супруги решили вернуться во Францию, но почему-то отправились через Пиренеи по горным тропам без проводника. Там на них напали баски-разбойники, убили мужа, а обезумевшая от горя и ужаса женщина вырвалась из их рук и скрылась.
Через пару лет местные охотники заметили в горах обнажённую женщину, которая (цит.) «увидев людей, … испустила крик ужаса и бросилась бежать, с поразительной ловкостью прыгая по нагромождениям неустойчивых, шатающихся камней. Она передвигалась по отвесным склонам с той же лёгкостью, с какой светская дама по посыпанным песком дорожкам парка». Её поймали, но она сбежала и, судя по всему, без особых проблем пережила ещё одну зиму. Весной охотники вновь её выследили – «как всегда, совершенно обнаженной и, казалось, ещё с большей, чем обычно, ловкостью прыгающей с камня на камень и с наслаждением катающейся по снегу». Опять она была поймана, и после того, как добрые граждане убедились, что в тулузском приюте для умалишённых пленница не уживётся, они поместили её в тюремную крепость Фуа, в каменный мешок.
29 октября 1808 года перед мэром Фуа предстал Арно Буртоль, смотритель тюрьмы, сообщивший, что «сегодня, в час ночи, женщина, имя, фамилия, род занятий, место рождения и жительства которой неизвестны, примерно сорока пяти лет от роду, умерла во вверенной ему тюрьме».
Между королём Суибне и «пиренейской дикаркой» – около тринадцати веков, но попробуйте доказать, что она не «гельт». Оба она не летали, но бегали и прыгали, ускользая от преследователей, и оба убегали, будучи пойманными.


Самый известный из них

В многовековом зазоре у нас потерялся францисканец Иосиф Копертинский (1603-1633), за которым числится около сотни эпизодов левитации, в т.ч. при коронованных свидетелях, но Иосиф проходит по графе «мистическая экзальтация», которой наука старается не касаться и отвергает с порога.
Сюда же следует отнести сообщения о Жанне д’Арк, которая в детстве взлетала вверх на глазах у подруг, а повзрослев, обрела необычно плавную и лёгкую походку – такую, словно не ходила по земле, а парила над ней. Людям свойственно приписывать лишнего святым и значимым персонам – для красоты и величия.
Но когда речь заходит о малоизвестных и случайных лицах, поневоле задумаешься. Им-то за что приписано? Или оно так ярко выглядело на фоне обыденной жизни, что поневоле запомнилось, и потому было отмечено?
В ночь на 19 июля 1837 года, в России, 8-летний сын помещика Юрлова Николай, увидев кошмарный просонок (высокого лысого человека с седой бородой, в длинной синей рубашке), выбежал из дома и перенёсся по воздуху, почти наравне с водой, ч/з реку Свиягу шириной 30 м. Свидетели – Василий Кондаков, Федор Плотников, садовник Николай Ермаков и кузнец Архипов, вслед за мальчиком переплывшие Свиягу.
Если вычесть домового в синем балахоне, мистицизма ноль. Зато эмоциональное потрясение налицо, и вообще трудно заподозрить в лжесвидетельстве четверых слуг, вынужденных среди ночи саженками плыть через реку, чтобы выручить перепуганного барчонка.
Трудно сказать, доходили до помещика Юрлова лондонские газеты. Иначе в том же 1837-ом он прочитал бы об очередном «гельт», который стал явлением на всю викторианскую эпоху. Джек-Попрыгунчик, или Джек Пятки-на-пружинках с перерывами терроризировал Лондон и Англию в целом до 1904 года. Высокий, в длинном плаще и блестящем шлеме, он пугал дам, девиц, полицейских и постовых солдат, а чаще разгуливал по крышам и совершал невероятные прыжки. Якобы числились за ним и убийства.
Мы сомневаемся, что один и тот же субъект наводил ужас на английских обывателей в течение 67-и лет (в реальности явления Джека охватывают примерно столетие). Но что мешало нескольким – трём или четырём, – людям последовательно обретать статус «гельт» и пускаться в путь прыжками? Остаётся загадкой, какие потрясения выводили этих людей из себя. Возможно, их эмоционально ушибало на войнах, которые старая добрая Англия вела по всему свету (в XIX веке она участвовала в 34-х войнах).
Далее, состояние «гельт» не является раз и навсегда данным. Саги сообщают, что гельтахт протекает с ремиссиями.
Так, королевская дочь Мис унялась и перестала пить кровь после того, как самоотверженный бард три дня без перерыва пел ей песни, а потом взял её замуж. Это был поистине героический бард – не каждый рискнёт женится на чупакабре, триста лет наводившей ужас на Ирландию.
И король Суибне становился вполне мирным, почти социальным существом, когда жил с людьми. Его история предостерегает о возможных рецидивах – стоит нарушить запрет, например, попрыгать по-старому, как гельтахт возвращается и уносит «гельт» по пути скитаний.
С учётом этих данных, подкреплённых исследованиями видного британского учёного Генри Джекила о двойственных и пограничных состояниях, мы можем смело вручить переходящие Пружинки-на-пятках другому доктору, Джону Ватсону, контуженному на Второй англо-афганской войне. После его демобилизации притихший было Джек вновь оживился и периодически куролесил до XX века. Хотя не исключается, что в Англии одновременно действовали несколько Джеков. 34 войны за век, это ж сколько офицеров и солдат с синдромами – афганским, бирманским, зулусским, сикхским, крымским и прочими.
Говоря о связи левитации с военщиной, мы просто обязаны вернуться во тьму прошлого и упомянуть, возможно, самого свирепого «гельт» всех времён и народов.


Канадский монстр

Мало кто из книгочеев и геймеров не слышал это имя – вендиго.
Персонаж из мифологии индейцев-алгонкинов – и существующий не в единственном экземпляре, а периодически возникающий вновь и вновь, – чаще всего воин, для спасения своего племени с особой жестокостью убивший много-много врагов.
У индейцев, прослывших краснокожими дьяволами, на самом деле было очень осторожное, даже боязливое отношение к убийствам и убийцам, даже воинам-защитникам. Не понаслышке, а по опыту множества войн с соседями индейцы знали, что такое берсеркеранг и посттравматическое стрессовое расстройство. Поэтому на самых результативных воинов накладывалось множество табу – изоляция, удаление от племени и прочие гейсы, пока рубаку не отпустит. Бывало, что победителя с заслугами индейцы отправляли жить в шалашик, подальше от стойбища – на год, а то и навсегда. И в племя ни ногой. И ни одна оторва к нему в жёны не пойдёт. Мало ли что герой и племя спас – он душегуб, ему кровь глаза застит и резня снится, он душу отдал богу войны и жестокости. Пусть живёт бирюком и в одиночку себе пропитание ищет.
Наверное, лучше всего отношение к нему высказал Некрасов –

Военный человек, не спорю я, прекрасен,
Но дальше от него держаться должно нам.
Во времена войны – опасен он врагам,
А в мирное – он всем опасен.

В глазах племени такой отверженный герой неизбежно становился монстром. Когда угроза племени исчезла, воин-чудовище уходит в глухую чащу, сердце его превращается в ледяной камень, а сам он становится вендиго.
Образ жизни его, внешние черты и повадки отражали внутреннюю трансформацию – изгой вне общества, с отросшими когтями, с огромными светящимися жёлтыми глазами, выше человеческого роста, тощий и костистый, в скрывающей очертания тела накидке. Он обожает охотиться (в том числе на людей), движется в необычайной скоростью, бегает по вершинам деревьев и даже по ветру – вообще вендиго постоянно движется из-за жгучей боли в ступнях. Он не может не бегать, он обязан бежать без остановки. Как проклятый.
А почему «как»? Он и есть проклятый – приносил кровавые жертвы богу войны и получил его дары, от которых вчуже мороз по коже, а вслед вечно бегущему доносится стих Бюргера:

Беги же впредь, скачи всегда,
Гонимый дьяволами вон,
Скачи до Страшного суда

Мы видим в образе вендиго черты сразу нескольких «гельт», названных ранее – и обречённого на скитания короля Суибне, и хищной принцессы Мис, и Джека-Прыгуна.
Упоминаются и другие мотивы превращения в вендиго – все они сводятся к нарушению сакральных запретов, – но мотив эмоционального потрясения (военный синдром) выглядит наиболее естественным и сильным.
В исследовании левитации мы подошли к точке разделения, и уже слышен голос клоуна Пеннвиайза: «Мы все здесь летаем! И ты тоже полетишь!»
Кажется, среди названных левитантов можно выделить только невинных жертв («пиренейская дикарка», малолетний Николенька Юрлов) и экстатических персон (Иосиф Копертинский и иже с ним). Все остальные в большей или меньшей степени, но принадлежат тёмной стороне.
Неужели в рамках феномена есть лишь пострадавшие, проклятые и замолившиеся до невесомости?
Вернёмся вспять по шкале времени и проследим – не пропущено ли что-то важное?


«Мы все здесь летаем»
Те, кто читал «Технику – молодёжи», №9 за 1975 год, наверняка вспомнят статью «Прыжок Фаила» из прославленной рубрики «Антология таинственных случаев», долго и честно пытавшейся объяснять все чудеса средствами позитивизма.
Суть статьи такова – Фаилл из Кротона совершил невероятный прыжок на Олимпийских играх в древней Греции. Скамма, заполненная морским песком яма для прыжков, имела длину от 15,25 до 16,35 метра. Теофраст сообщает: «Сей муж пролетел над скаммой от начала до конца и, опустившись на твердую, каменистую землю, сломал левую ногу». То есть, скамму Фаилл перескочил с запасом. Ни до, ни после ни у кого это не получалось. Правда, Фаилл использовал технологию т.н. «эллинского прыжка» с гантелями в руках, но согласитесь, даже с гантелями 17 метров это немыслимо.
Немыслимо – если мыслить весом гантелей и траекторией прыжка. Чем, собственно, и занимался автор статьи, инженер Владимир Герасимов, давший статье подзаголовок «Легенда и формулы». В мире позитивизма и развитого социализма иначе нельзя. А между тем следовало бы вспомнить, что тогдашние Олимпийские игры – не нынешнее политико-коммерческое шоу с допинговыми скандалами, а часть религиозного культа, проводимая в священном месте во славу богов. И состояние Фаилла вполне могло укладываться в понятие религиозного экстаза. Тут и до левитации рукой подать.
Уместно задаться вопросом – а случайно ли у Теофраста сказано «пролетел»?..
Важнее всего в случае с Фаиллом то, что его прыжок был объективно измерен. Это дало инженеру Герасимову формальный повод потеть над вычислениями.
А вот другая история с фактическими данными.
В конце XIX века Пётр Кочетов, уроженец села Юрино Васильсурского уезда Нижегородской губернии, был уличён начальством в левитации во время военной службе в Бобруйске, где он охранял артиллерийский склад. В рапорте сообщается, что «по ночам Кочетов … часто перепрыгивал через несколько кроватей одним махом, вскакивал на спящих, вовсе их не тревожа. Те, кто не спал и не успевал убраться (его боялись во время таких приступов), тоже вовсе не ощущали на себе никакой тяжести». Кочетова взвесили дважды: до и после приступа лунатизма. В первом случае солдат потянул на 5 с половиной пудов (88 кг), а во втором – всего на 3 пуда.
Вот бы сюда инженера Герасимова с формулами! Пусть бы объяснил, как солдат Кочетов потерял 2,5 пуда веса, не теряя массы.
Обратите внимание – армейское начальство не поленилось взвесить солдата на амбарных весах и запротоколировать результаты.
Жаль, конечно, что из этой увлекательной истории выпадают важные моменты – например, какое решение вынесла по солдату вышестоящая инстанция, отправили ли Петра Кочетова в монастырь на покаяние, и какой лысун в синей хламиде ему снился, заставляя ночами скакать по сослуживцам. Вообще, хотелось бы разобраться, что за эмоциональное состояние владело им – грусть-тоска по дому, думы об оставшейся в Юрино невесте или нечто иное. Вряд ли Петр Кочетов был в экстазе от прохождения военной службы.
Но есть и пример левитации от счастья.
«Вот что произошло со мной в 1934 году, – пишет пенсионер из Москвы Василий Вовченко. – В то время мне было 15 лет. На дворе стоял август, завершалась уборка зерновых. Как-то утром мать велела мне сбегать в райцентр Городище, за 12 километров, купить игл и спичек. Я купил, что было сказано, и в хорошем настроении возвращался домой. С пригорка уже виднелись сад и наша хата. Бегом, вприпрыжку я стал пересекать вспаханное поле. И вдруг меня понесло по воздуху на высоте двух-трех метров от земли. У дома стоял мой брат Павло. Он видел, что со мной произошло. Мы вдвоем вернулись на поле и осмотрели его. Легко нашли на вспаханной поверхности место моего последнего толчка и точку приземления. Расстояние между ними составляло, как мы насчитали, около 60 шагов. Нам стало страшно, потому что мы никак не могли объяснить происшедшее. Загадка этого «полёта» мучает меня по сей день».
Положим, длина шага подростка около 60 см. Получается, что Вася Вовченко пролетел около 36-и метров. Фаилл с его олимпийским восторгом отдыхает.
В бесхитростном рассказе пенсионера есть пара деталей, с виду проходных, но очень важных.
«В хорошем настроении».
«Вприпрыжку».
Эмоциональный подъём и прыжки, в культовых практиках всегда означавшие переход из одного состояния в другое.
Результат – эпизод левитации. Но, испугавшись собственных способностей, так внезапно и ярко открывшихся, паренёк в дальнейшем даже не пытался повторить «полёт».
И ещё один случай, совсем близкий к нашему времени. В 1990 году в Риге на заводе ВЭФ пятеро женщин обсуждали предстоящее повышение цен на продукты. Одна из них, распалясь, вдруг приподнялась на 10 см от пола. Её коллеги оцепенели. Но совершившая «полёт» подруга успокоила их и сказала, что в этом нет ничего особенного.
То есть – как с Кочетовым, это с ней случилось не впервые?
Где и почему это началось у безымянной женщины с завода ВЭФ, остаётся загадкой, но должно быть, она умела держать себя в руках и не показывать способностей на публике. Но оно таки прорывалось. Должно быть, в кругу семьи. И муж, наверное, уже привык, что в раздражении его супруга нет-нет да зависает над полом. Тут зависнешь! Перестройка, гласность, безнадёга, продуктовые талоны и Горбачёв с пятном на лысине. Вообще в окно вылетишь, не то, что над полом… Может, и вместе зависали. Ещё Гомером подмечено: «Равного с равным бессмертные сводят».

Дарящая надежду
Заметим, что феномен левитации архетипичен, но мифологичен в гораздо меньшей степени, чем, например, оборотничество. Превращение человека в зверя и обратно – явно продукт абстрактного мышления в попытке соотнести себя с природой через тотемизм, то есть оно придумано. Понятие же о левитации идёт изнутри, из естественно и изначально присущего человеку ощущения невесомости. И раз уж речь пошла о сопоставлении этих феноменов, то левитация и оборотничество вызывают разные эмоции. Первая – восхитительна, даже если потом пугает. Второе – пугающее, оно увлекает вторично, того, кто смог в него вжиться. И о мотивах увлечения откровеннее всего поведала Мирра Лохвицкая:

Хочу я быть свободною волчицей,
Дышать прохладным воздухом полей,
Визжать и выть, и рыскать в тёмной чаще,
Пугать мужчин, и женщин, и детей,
И забавляться ужасом людей

Ни один нормальный вендиго, какой он ни есть монстр, скачущий по вершинам канадских елей и бегущий по вьюге, под этим бредом не подпишется. Он-то не хотел пугать, выть и прочее – он, следуя по тропе войны, роковым образом вынужден был стать тем, кем стал. Воин, отдавший душу за племя – это вам не декадентка, которая желает сперва повизжать в тёмной чаще, загрызть кого ни попадя, потом выпить кофе с булочкой, а затем в театр на извозчике. Почувствуйте разницу во взглядах.
Если говорить об отражении феномена в литературе, сразу вспомнишь «Ариэля» Беляева, «Блистающий мир» Грина, «Ночного орла» Ломма, «Мечту» Гансовского и, пожалуй, «Барьер» болгарина Вежинова. Если «Ариэль» претендует на научность (там левитация героя объясняется тем, что учёный Хайд сумел овладеть силой броуновского движения), то другие тексты тяготеют к архетипу. Так, у Ломма лётчик Кожин осознаёт, что его способность левитировать – врожденная, естественная для людей, которые взрослыми видят сны о полетах в невесомости. Гансовский ещё ближе к сути – он описывает человека, который летает под воздействием сильных чувств, в периоды особо сильных общественных потрясений.
Но самое точное попадание – всё-таки в другом сочинении.
«Лет сто пятьдесят назад … из Бостона в Индию шел фрегат «Адмирал Фосс». Среди других пассажиров был на этом корабле генерал Грант, и с ним ехала его дочь, замечательная красавица, которую звали Фрези».
Далее звучит намёк –
«В ней сидел женский чёрт, и если она чего-нибудь задумывала, удержать её являлось задачей».
И наконец, тот момент, когда произошёл классический гельтахт, гельтахт по всем статьям, настолько полный и абсолютный, что ни прибавить, ни убавить. Это стоит процитировать полностью –
«Вот оно и началось, как это бывает у барышень … Как на грех, молодой лейтенант, вздумал ей сказать комплимент. «Вы так легки, – сказал он, – что при желании могли бы пробежать к острову по воде, не замочив ног». Что ж вы думаете? «Пусть будет по вашему, сэр, – сказала она. – Я уже дала себе слово быть там, я сдержу его или умру». И вот, прежде чем успели протянуть руку, вскочила она на поручни, задумалась, побледнела и всем махнула рукой. «Прощайте! – сказала Фрези. – Не знаю, что делается со мной, но отступить уже не могу». С этими словами она спрыгнула и, вскрикнув, остановилась на волне, как цветок. Никто, даже её отец, не мог сказать слова, так все были поражены. Она обернулась и, улыбнувшись, сказала: «Это не так трудно, как я думала. Передайте моему жениху, что он меня более не увидит».
С тех пор девушка в кружевном платье бежит и бежит по волнам с невесомой лёгкостью. Как истинная «гельт» Фрези Грант больше не принадлежит нашему миру, но она не чужда ему – напротив, по доброте своей заботится о потерпевших крушение, и с моря можно услышать её голос:
«Добрый вечер, друзья! Не скучно ли вам на темной дороге? Я тороплюсь, я бегу…»
И мрачный вендиго с когтями, и печальный король Суибне, и злой проказник Джек смотрят ей вслед с разными чувствами, но думают одно: «Вот самая счастливая из нас – она обрела лёгкость, но сохранила душу».

Таковы пути левитации, ведущие над землёй.


o-o
Источник - https://u.livelib.ru/reader/Milosska/o/pw8is5lt/o-o.jpeg
Tags: доклады, конвенты, статьи
Subscribe

Posts from This Journal “доклады” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments