belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Category:

"Война кукол" на экране

Вы представляете - был такой шанс, и даже оставил след в наших текстах.
В 2005 году студия анимационного кино "Мельница" заинтересовалась трилогией "Война кукол" на предмет экранизации. С аниматорами нас свели питерские друзья, и при встрече в кафе на Васильевском было решено, что мы сделаем набросок сценария - образец нам предоставили.
Работа началась, но не закончилась - студия сообщила, что перешла на проекты былинного фольклора.
Да и нам было, чем заниматься - 9 сентября 2005 года был подписан в печать "Капитан Удача".
А набросок сценария вы можете прочитать ниже -

1
Источник - http://il6.picdn.net/shutterstock/videos/10690124/thumb/1.jpg

1. Красная пустыня. Вечер.
На фоне громадного меркнущего солнца цвета красной меди, наполовину опустившегося за горизонт, медленным караваном идут по чёрной холмистой земле стопоходящие машины, напоминающие усталых тяжеловесных ящеров. На их спины и бока нагружены связки труб, решётчатых ферм, кубические короба. Вблизи (камера приближается к каравану и огибает его спереди) становится видно, что головы «ящеров» – это остеклённые кабины, в блистерах-«глазах» которых сидят люди. Закат всё окрасил в чёрный и оранжевый цвета. Машины идут с глухим звяканьем «ступней», вздымая шагами полупрозрачные облачка оранжевой пыли.

2. Кабина грузовой машины.
Сидящий справа, в гладком шлеме с поднятым на лоб прозрачным «забралом», весело обращается к сидящему слева:
– Думаешь, мы не покорим эту планету? Освоим её как миленькую, дай только срок! Мы сровняем горы и завалим реки, поставим здесь заводы, города и космодромы. А святой отец благословит нас. Верно?
Спрашивая, сидящий справа полуоборочивается к проходу, ведущему через «шею» машины к её «телу». Там, в низком и слабо освещённом отсеке сидит Священник – бритоголовый худощавый мужчина в чёрном комбинезоне, с серебряным крестом на груди. Он то ли глубоко задумался, то ли молится про себя. Услышав обращённое к нему слово, священник поднимает лицо:
– Я буду молить Бога, чтобы мы не совершили здесь того, что натворили на Земле. Если мы принесём в новый мир земное зло…
Священник не завершает фразу, умолкнув на полуслове.
Сидящий справа отричательно качает головой в шлеме, усмехаясь:
– Нет уж! Мы не для того с Земли убежали!
Сидящий слева мрачнеет, глядя прямо перед собой. На лице его проступают глубокие морщины. Лицо приближается, вместе с этим за кадром подступают и нарастают тревожные, резкие звуки – рев, грохот, металлический визг, треск огня и перестук выстрелов.


3. Ретроспекция. Земля. Война и разрушение.
Чёрно-белая, монохромная картина – странные, скруглённые танки неровной цепью ползут сквозь квартал, обрушивая и сминая дома, поднимая тучи дыма и мятущиеся пламенные языки, выбрасывая вперёд и в стороны лучи выстрелов. Чёрные фигурки людей перебегают между руинами на фоне огненных вспышек, пускают в сторону танковой цепи изломанные молнии разрядов.
Тяжёлый гул и прерывистый тоскливый вой стелятся над сгоревшей, выжженной землёй. Из мёртвой воды торчат обломки боевой техники, болезненно-белый ребёнок в лохмотьях становится на четвереньки, припадает к луже и торопливо пьёт. Рукой, каждый палец которой обмотан грязными бинтами, он утирает рот, размазывая по лицу что-то мяслянистое и чёрное. Небо над головой прорезают грохотом летящие огни.

4. Кабина грузовой машины.
Сидящий слева машинально и порывисто повторяет жест ребёнка из воспоминаний, со страхом рассматривает свою руку и заглядывает в зеркало.
Сидящий справа, убеждённо, как бы успокаивая сидящего слева:
– Это не повторится. Здесь – новый мир. Мы сделаем из планеты конфетку, всюду будут цвести сады…
Священник, крестясь:
– Дай-то Бог. Землю мы уже погубили… Оружие, войны – здесь им не должно быть места!
Сидящий справа, показывая пальцами нечто очень маленькое:
– Совсем чуть-чуть, святой отец. Рыть ямы экскаваторами – слишком долго. Нам помогут старые атомные бомбы. Бах! – и котлован готов. Сегодня ночью будет ещё один взрыв.

5. Красная пустыня. Караван.
Передняя машина замирает и приподнимает «голову». На «макушке» начинают ярко моргать проблесковые огни, а сирена издаёт протяжный вопль. Из наушников в шлеме сидящего справа раздаётся трескучий, шершавый голос:
– Конец маршрута. Расположить машины по схеме долговременной стоянки. Начать разгрузку оборудования.

6. Кабина грузовой машины.
Сидящий справа, лихорадочно суетясь над панелями управления:
– Наконец-то, добрались! Разворачивай! осторожней!
Сидящий слева, сжав губы, переводит рычаги. Пейзаж за окнами движется по кругу, показывая панораму неровной пустыни. Караван остановился в пологой чаше между пологими холмами.

7. Красная пустыня. Караван.
Вид с холма – стопоходящие машины выстроены буквой П, суставчатые манипуляторы снимают с креплений и складывают наземь упакованное снаряжение. У ног машин суетятся люди. Один из «ящеров» отходит в сторону и, медленно погрузив в грунт вращающийся блестящий винт, выкапывает яму-колодец, а манипулятор осторожно погружает туда основание большого креста.
Священник молится:
– Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа…
Люди в красных от закатного света комбинезонах, столпившиеся у креста – мужчины, женщины, дети – нестройным, но громким хором кричат: «Ура!», кто-то подпрыгивает, кто-то откупоривает шампанское и обливает соседей пенной струёй. Люди обнимаются, целуются, пляшут; скачут и визжат детишки.

8. Красная пустыня. Ночь. У костра.
Большой костёр, вскидывающий к ночному небу лохматое пламя. Люди стоят, сидят и лежат у огня, окружив костёр кольцом тел. В руках металлические стаканы. Обнявшиеся девушка и парень, седой старик со шрамом на буром лице, стайка детей – все внимают речи Священника, который сидит ближе всех к огню.
Священник:
– Бог сжалился над нами и открыл дорогу в дальний космос. Может быть, это наш последний шанс построить жизнь без вражды и насилия. Нас ждет тяжелый труд и мы не увидим его плодов. Лишь наши правнуки узнают – правы ли были мы, покинув Землю? смогли ли мы создать новое будущее? Впереди у нас – чудеса. Истинно вам говорю – здесь свершится невиданное! Здесь встанет город, величайший во Вселенной, и его слава затмит его пороки. Я вижу сквозь время…
Священник словно в некоем наитии постирает руку к пламени, глаза его широко раскрыты:
– …здесь нам откроется тайна, исполнится пророческое слово: «И создал тело, и вложил в него дыхание, и неживое стало человеком».
Девушка слушает священника заворожённо, от изумления приоткрыв рот, а стоящий сзади парень крепче обнимает её, погружаясь лицом в её волосы.

9. Красная пустыня. Ночь. Перед сном.
Стоя у ног машины, Девушка приглашает Священника:
– Святой отец, переночуйте у нас. Не отказывайтесь. Это первый ночлег на новом месте…
Священник устало и понимающе улыбается:
– Всё равно что при новосельи запустить в дом кошку…
Девушка, с неискренним возмущением:
– Ну что вы?! Просто вы очень хороший человек. И отец, и мать – мы все вас приглашаем. И машина приглашает – вот, посмотрите!
Девушка, положив руку на дистанционный пульт, пристёгнутый к предплечью, делает быстрое движение пальцами, перебирая кнопки, и «голова» громадной машины поворачивается, кивает, а затем как бы отвешивает поклон.
Девушка:
– Здорово, правда? Если сбудутся ваши слова, и неживые здесь обретут душу – я подружусь с машиной, и буду её любить.
Священник, с сомнением покачивая головой:
– Душа – не просто дыхание. Душа – это свобода выбора. Когда машина станет обладать душой, она перестанет быть рабом и не захочет подчиняться.
Девушка, с некоторым огорчением:
– О! Надеюсь, это случиться не скоро.
Священник:
– Когда-нибудь. Через тысячу лет.
Девушка:
– Пора укрыться. Скоро на стройке космодрома будет ядерный взрыв, надо забраться внутрь.
Священник:
– Через тысячу лет… Взрыв? Это далеко, не опасно. Я хочу увидеть.

10. Красная пустыня. Ночь. Священник один.
Священник шепчет, выходя за строй машин, в пустыню:
– Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твоё, да приидет царство Твоё, да будет воля Твоя и на земле, как на небе…
Вдали над горизонтом возникает огромная, яркая зарница – она не угасает, а лишь ширится и разрастается, превращаясь в величественное и грозное сияние. Громовой раскат налетает с порывом ветра, поднимая тучи пыли, и в вихрящемся прахе, в мутном свечении пылевой завесы из-за окоёма тяжело и кроваво восходит пузырь ядерного солнца.
Священник исступлённо кричит, пав на колени, голос его теряется в ревущем ветре:
– Это ли наше светило, Господи?! Спаси и помилуй! Матерь Божия, молись о нас, грешных!!
Взрывные волны, как от брошенного в воду камня, кольцами расходятся от растущего в небо грибовидного облака, и вслед за волнами из земли со скрежетом, с каменным шуршанием встают, растут, словно кристаллы, дома-небоскрёбы, расстилаются линии проспектов, разверзаются кратеры площадей. Красная пустыня исчезает, на месте её теперь бесконечный, необъятный – от горизонта до горизонта – город, а пыльное марево сменяется дымным утренним туманом, из которого белёсым пятном подслеповато пробивается солнечный свет. Оранжевые и чёрные цвета уступают место тусклому, рябому многоцветью кишащей на тротуарах толпы, мелькающих потоков машин на улицах и рябящих, мельтешащих в небе над домами флаеров.

Титр – СЭНТРАЛ-СИТИ. 1075 год от основания Города.

11. Городская улица. Охотники.

futuristic science fiction artwork 1920x1080 wallpaper_www.wall321.com_76
Источник - http://www.wall321.com/thumbnails/detail/20120513/futuristic%20science%20fiction%20artwork%201920x1080%20wallpaper_www.wall321.com_76.jpg
Tags: Мир Войны Кукол, кино, наброски и разработки, фрагменты
Subscribe

Posts from This Journal “наброски и разработки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments

Posts from This Journal “наброски и разработки” Tag