belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

Домовой

Иллюстрация к рассказу -Домовой- 02 автор Людмила Белаш

Мой подопечный – захудалый дворянин Афанасий Бухтояров, – засобирался в путь вскоре после того, как государь Петр Алексеевич заложил на берегу Невы Петропавловскую крепость, чем дал начало городу Санкт-Питербурху. Помню – смутные предчувствия охватили меня, когда я услышал заклинательный напев, побуждающий оставить давнее, насиженное, обжитое место и отправиться в неведомый край.
– Призван, наконец-то призван! – радостно и гордо повторял Афанасий. – Послужим государю и государству Расейскому! на то мы и дворяне, чтобы служить! Нечего гнить в глуши!..
Томительно и скорбно было мне покидать село Заживо-Погребённое, родовое поместье Бухтояровых. Скотина, дом, двор – всё было под моим попечением – и вот, я принужден это покинуть в мешке с угольями...
Однако влазины, сиречь переход в новую избу, были справлены по совести. Передо мной в дом впустили петуха и кошку, а хозяйка до рассвета троекратно обежала избу нагишом и кубарем перекинулась в воротах с приговорным пожеланием, чтобы род и плод в новом доме увеличивались. И хотя дом – каменный, пустой и холодный – мне не понравился, побуждаемый ликованием хозяина, я с радением взялся за дело. Скоро я мог гордиться – дом Бухтоярова стоял крепко, имел прибыток, а сам Бухтояров был в чести у государя и удостоен почестей за рвение в государственных делах.
Но увы! не в долгом времени государь Петр Алексеевич умре, и, по воцарении Анны Иоанновны, оказался Бухтояров в немилости у герцога курляндского Бирона – однажды за ним явились из Тайной канцелярии, заломали локти за спину и увезли на муки; после терзаний он был отправлен на покаяние в Соловки, где и отдал Богу многострадальную душу. Семья же его рассеялась по лику земли.
Дом Бухтоярова занял немецкий дворянин Лихтенберг с семейством. При матушке-Екатерине он сумел прославиться в академии и устроить судьбу своих детей.
– О, – бывало, говорил он, – в Берлин наука невозможен, нет, нет! там очень много жадный, глупый профессор. Только в русской академии я буду есть свободен!
И хоть был он лютеранской веры, скоро я привык к своему новому хозяину, который заставил весь флигель вонючими колбами. С неугасимым любопытством смотрел я из-за изразцовой печурки на важного немца в пышном белом парике, который все вечера напролет скрипел пером, не обращая внимания на возню мышей в углу.
Однако и он оказался неугоден! В 1790 году опять явились люди из Тайной канцелярии, заломали Лихтенбергу локти за спину, и как сподвижника не то иезуитов, не то масонов подвергли пыткам, после чего сослали в Берёзов, где его тело упокоила милосердная земля.
Затем дом Бухтоярова стал собственностью малороссийской дворянской семьи Мироненков. Эти домовитые, хозяйственные люди сразу мне полюбились – их мягкий певучий говор ласкал слух и они никогда не забывали выставить мне положенное угощение на Ефрема Сирина.
– Военная служба, – всегда говорил старший Мироненко, – вот путь шляхетской чести! не к лицу казаку сидеть в канцелярии, как в тюрьме! Добрый конь, сабля и воля – вот наша слава и доля!
А какие у него были кони, какие кони! золотые! Никогда больше я не видел таких коней!
Но злая судьба не обошла и это семейство – незадолго до зимнего солнцестояния 1825 года сын старшего Мироненка, гвардейский офицер, отправился в чрезвычайном волнении на Сенатскую площадь, после чего за ним явились и, заломав локти за спину, увезли в Петропавловскую крепость, а из неё, после обязательных истязаний, отправили в Надым, откуда он не вернулся вследствие скоротечной чахотки. Мироненки оказались на подозрении у императора Николая Павловича и вскоре из-за притеснений вынуждены были оставить дом Бухтоярова.
Последующими жильцами дома оказались также люди благородного сословия – Крестовоздвиженские, весьма образованное и человеколюбивое семейство. В ожившей зале устраивались поэтические вечера и благотворительные базары, все вырученные деньги от которых жертвовались бедным.
– Люди, несчастные люди! – страстно восклицал глава семейства. – Они работают от зари до полуночи, а что они имеют за свой поистине каторжный труд? жалкие гроши! Голод, нищета, чахотка! Каждый честный человек должен стремиться облегчить их удел!
Слушая эти слова, я вспоминал своё бывшее поместье и плакал горючими слезами.
Крестовоздвиженские жили в доме Бухтоярова до тех пор, пока внук основателя династии Александр не вступил в партию «Народная воля» и не собрал в подызбице общество бомбистов-нигилистов, умышлявших на государя посредством разрывного снаряда. Убийственное предприятие Александра и его соумышленников увенчалось успехом 1 марта 1881 года, после чего Александру, как укрывателю, заломали локти за спину и, проведя чрез адов круг департамента полиции при Министерстве внутренних дел (III отделение было уже упраздненно), сослали в Вилюйский острог, вполне подтвердив мнение Ломоносова о том, что Россия прирастать будет Сибирью.
По выдворении Крестовоздвиженских дом Бухтоярова занял выходец из Одессы банкир Финкельштейн – и процветал до тех пор, пока на Неве не выпалил из бакового орудия крейсер «Аврора» и не воцарилось всеобщее смятение. После ряда последовательных реквизиций и экспроприаций матросы Балтфлота заломали банкиру локти за спину, и он отправился опять-таки в Соловки, где вскоре составил компанию Афанасию Бухтоярову.
В дом Бухтоярова въехал красный комиссар Иосиф Гляудель вместе с многочисленной роднёй из Винницы. Ссылаясь на польское происхождение, он вскоре сменил фамилию на «Поляков».
– Долой пиявок и кровососов! – кричал он с балкона. – Долой царя! Да здравствует пролетариат! Мы построим общество свободного труда! – но я уже не слушал его. Устал я жить в сыром холодном доме, согреть который было не в моих силах.
Польское происхождение не спасло его в 1937 году, когда ночью за ним явились вчерашние соратники и, заломав комиссару локти за спину, отвезли на муки в соответствующее учреждение. Избежав расстрела, он отправился на Колыму и там лёг в вечную мерзлоту.
Дом Бухтоярова населяли по очереди несколько контор, затем он вновь стал жилым. В 1975 году там имел неосторожность переночевать взъерошенный и нервный внук Гляуделя-Полякова, широко известный в узком кругу журналист и тунеядец, который незадолго до рассвета покинул дом, сопровождаемый людьми в штатском и, после непродолжительного отдыха в психиатрической лечебнице, был выслан ещё восточнее – в Калифорнию, однако вместо благодарности за столь удачную депортацию он десяток лет писал ядовитые статьи о прежнем месте жительства, за что, как ни странно, был удостоен Нобелевской премии.
Обветшавший дом Бухтоярова в 1989 году был отреставрирован мусульманскими силами, и в нём обосновалась экспортная компания, состоящая из предприимчивых молодых людей.
– Новое мышление! – слышались выкрики. – Что не запрещено, то всё можно! Куй железо, пока горячо!
Они оставляли на рабочих местах то недоеденную пачку крекеров, то недопитую чашку кофе, за что я им был премного благодарен и предупреждал их о судьбе прежних жителей дома, но они не вняли знакам. Недавно их всех арестовали люди в камуфляжных комбинезонах, назвавшиеся сотрудниками ФСБ, и, заломав локти за спину, увезли в неизвестном направлении.
И вот, я опять сижу в опустевшем доме и думаю – почему всё так получается? почему из моего дома всех обязательно увозят, избив и заломав локти за спину? Почему здесь нельзя ни служить Отечеству, ни думать о благе народа, ни заниматься науками, ни честно торговать? Вот уже почти триста лет я наблюдаю эту картину – врываются люди то в форме, то в штатском, потрясают оружием или страшными документами, опечатывают, конфискуют и высылают всё дальше на восток. Предчувствие того, что это будет продолжаться, не оставляет меня. Но почему? почему?! Кто сможет ответить мне – ПОЧЕМУ?
Может быть, потому, что сваи моего дома погружены в бездонное, старое, чёрное болото, полное человеческих костей?..

Иллюстрация к рассказу -Домовой- 01 автор Людмила Белаш

Иллюстрации Людмилы Белаш
Рассказ написан 14.02.1996 г.
Опубликован в газете «Сорока» № 11 (333) от 24.03.1997 г. (г.Санкт-Петербург)
Tags: короткие рассказы, тексты времён самиздата, чумные 90-ые
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments