belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

ТЕНЬ ЗАБЫТОГО ПРОРОКА (доклад на ЗилантКоне-2013, часть 1)

Тень забытого пророка (Мани и манихейство)

Заклеймённое имя

Обычно человек впервые встречается с понятием «манихейство», знакомясь с историй Альбигойских войн.

Знак равенства между катарами и манихеями устоялся так давно и прочно, что не вызывает сомнения. Но если о катарах любознательный читатель ещё может кое-что узнать, то сведения о манихействе очень скудны – дуалистическая религия, существовавшая с III в. н.э., а затем словно испарившаяся. К началу Альбигойских крестовых походов манихейство вроде бы уже давно не существовало, что, однако, не мешало правителям и церковным иерархам обвинять в нём то одну, то другую секту. Такие обвинения обычно предшествовали гонениям или разгрому.

Прошло семнадцать веков, но вы и сейчас можете встретить слова-ярлыки «манихей» и «манихейство». Звучат они почти как «космополит» или «экстремист», исключительно с негативной окраской. Смысл слов, как и в XIII веке, ускользает от понимания; одно ясно, что манихейство – это плохо, а манихей – это злодей и враг.

Чтобы разобраться, так ли это (а если так, то почему), надо проследить историю учения от начала и выяснить, почему название религии стало клеймом.

Путь Мани

Мальчик по имени Сураик, сын Патака и Мариам (оба из парфянских княжеских родов), родился в 216 году, километрах в 30-и ниже по Тигру от нынешнего Багдада, в Ктесифоне, громадном античном городе, столице Парфянского царства. Царство рушилось под ударами римлян и сепаратистов, царило непрерывное смятение умов.

Отец будущего Мани, оставив беременную жену, перешёл из язычества в секту «крестильников» или «омывающихся», которые в поисках тайного знания занимались разными видами очищения и умерщвления плоти. Они были гностиками-мандеями – остатки этой секты миссионеры с изумлением обнаружили в середине XVII в. на юге Ирака. Сектанты, называющие себя «сабба», до сих пор живут у слияния Тигра с Евфратом; ныне их численность сократилась до нескольких тысяч человек.

В «крестильниках» Патак преуспел – написал несколько трактатов и достиг высокого положения. Жену он порой навещал и помогал ей деньгами. Когда его сыну исполнилось четыре года, Патак забрал мальчика с собой в секту.

Пока Сураик воспитывался среди мрачных аскетов и осваивал грамоту по папиным рукописям, в регионе сменилась власть. Принц Ардашир из Парса сверг парфянскую династию Аршакидов и основал персидскую династию Сасанидов, а затем потеснил римлян.

При новой династии зороастризм во вновь упрочившейся догматической форме стал государственной религией, но при этом остался религией национальной и кастовой – зороастрийцем нельзя было стать, им можно было только родиться. От представителей иных религий культ требовал лишь уважения к своим святыням.

Держава крепла, мальчик рос, и годам к 12-и на почве аскетических упражнений его стали посещать видения. Некий «царь светлого рая» поведал Сураику, что его предназначение – «выправить обычаи и обуздать наслаждения». Для начала будущий проповедник погрузился в изучение религиозной литературы и по итогам своих штудий создал нечто гораздо большее, чем фанфик типа «Книги Мормона» – он создал Учение.

Кроме того, у мандеев юноша получил большие познания в музыке, а также в совершенстве обучился живописи, что впоследствии создало ему на Востоке славу чудо-художника – куда большую, чем слава нового пророка.

В 24 года Сураик назвал себя Мани Хайа (по-сирийски «живой дух») и сообщил отцу своё откровение. Отец, мать и большинство «омывающихся» уверовали в него и оказали поддержку. Ободренный успехом, Мани отправился проповедовать, для начала в Индию – вернее, на смыкавшийся с нею восток Ирана, где в ту пору процветал буддизм. Ознакомившись с учением Шакьямуни, с принципами организации общин и методикой проповеди, Мани заимствовал всё, что могло пригодиться в дальнейшем, и морем отбыл домой.

Странствия его лёгкими не были – судя по всему, в путешествии Мани повредил ногу и остался навсегда хромым. Кроме того, он попал в рабство, из которого его выкупила некая богатая вдова. Последнее стало широко известно после возвращения Мани, отчего самого пророка и его последователей начали звать «сыновьями вдовы». Позже это название перешло к масонам.

К приезду Мани произошло важное событие – шахиншах Ардашир умер, и трон занял его сын Шапур I. Манихеи уже активно проповедовали новое учение, брат царя Пероз попал под их влияние и легко устроил Мани три аудиенции у правителя. Странствующий проповедник, назвавшись Параклетом (по-гречески «утешителем»; термин из христианства), поднёс Шапуру роскошно иллюстрированную книгу с кратким изложением своей доктрины, не без умысла названную «Шапуракан». Между царём и пророком сложились хорошие отношения – настолько хорошие, что Шапур разрешил Мани проповедовать по всему царству и включил его в свою свиту.

Дальнейшие тридцать лет были лучшим временем для манихейства. Пророк был обласкан шахиншахом, число адептов множилось, проповедники устремлялись во все стороны света, распространяя учение и создавая общины.

Однако на горизонте уже сгущались тучи, предвещая манихейству мрачную пору. Зороастризм, до Сасанидов находившийся не в лучшем состоянии, быстро собирал силы и создавал свод единого канонического учения.

В 273 г. Шапур приказал долго жить, ему наследовал Ормизд I, который подтвердил симпатии к манихеям, но править новому царю выпало лишь год. Его брат Бахрам I по наущению великого мага-жреца Картира арестовал Мани и бросил его в темницу. Немолодой уже пророк скончался через месяц, не выдержав тягот заточения. Разговоры о том, что-де с него содрали кожу – басни для предания ореола мученичества, вернее, ложная интерпретация реальных событий. Персидские обычаи предписывали сделать это с мёртвым врагом, чтобы набить чучело и выставить на обозрение.

Вопреки ожиданиям, репрессий против манихеев не последовало. Они лишились привилегий, дарованных прежними шахиншахами, им запрещалось обращать в веру новых людей, но они продолжали жить своими общинами, и духовным центром их ещё шесть веков был Вавилон, после чего манихейский патриарх перебрался в Самарканд.

Итак, в III веке н.э. началась и закончилась история Мани Хайа как человека. Впереди была более чем тысячелетняя история манихейства как религии. За редкими и краткими исключениями (о них речь впереди) это летопись гонений – и ненависти, продолжающейся до сего дня.

Пришла пора выяснить, почему эта религия всюду и всегда вызывала отторжение, но притом сумела просуществовать так долго.

Учение

Обвинения шахиншаха Бахрама звучали вполне по-царски – он называл Мани «никчёмным», человеком, который не воюет, не охотится, не умеет врачевать и не разбирается в лекарствах. То есть отказывал ему в праве находиться при дворе – хоть в роли мудрого советника, хоть даже в роли лейб-медика.

Это был повод выставить Мани взашей, а вот обвинения, нашёптанные магом Картиром, были куда серьёзнее, и именно они привели Мани в тюрьму.

Мани представлял собой опасность для зороастризма – его учение мог принять любой, и тем самым выйти из сферы влияния магов. Но Картир видел в манихействе не конкурента, а врага – систему взглядов, в корне противоречащую многовековой традиции огнепоклонников, и более того, ведущую к разрушению общества. Однако изгнать или уничтожить манихеев не позволял шахиншах – как правитель, он был против того, чтобы потерять десятки тысяч тружеников и налогоплательщиков. И Картир вынужден был смириться с полумерами.

Что же за учение создал Мани Хайа? Является оно самостоятельной религией или синкретической сектой, как его порой любят называть?

В мире религий трудно быть оригинальным. Начать с нуля не удаётся никому. Здесь принято широко заимствовать у предшественников. Насколько удачно это сделано, будет новое учение обладать самостоятельной ценностью или останется сектой на периферии религии-предшественницы – покажет время.

Например, протестантизм, несмотря на давность и количество адептов, всё-таки остаётся рыхлым слепком вторичных сект, так и не отпочковавшимся от христианства.

А вот дианетика и саентология фантаста Рона Хаббарда, хотя целиком слизаны с психоанализа Фрейда и множества других источников, обрели малопочётное право именоваться деструктивным культом, и рассматриваются всегда вне связи с культами-прародителями.

Следует признать, что доктрина Мани является именно религией и ничем иным. Подобно Хаббарду, Мани осуществил творческий синтез нескольких религиозных концепций – зороастризма, гностицизма, иудаизма, христианства и буддизма, – после чего объявил все их своими предтечами, а себя – «печатью пророков», на которой всякий поиск новой истины закончен.

Манихейство изначально создавалось как теология, книжное учение, рассчитанное на образованных людей – сразу скажем, учение сложное и неуклюжее.

Используя разнородные религии откровения, Мани вынужден был насильно подгонять чужие находки к своей доктрине – без них нечего было и надеяться овладеть умами. Новообращённые должны были услышать знакомые имена и понятия, чтобы придти к манихеям, как кинозрители тянутся на знаковые имена «Шерлок Холмс», «Супермен», «Дракула», «Кинг-Конг».

Основа, сердцевина религии у Мани была своя, особая – тоже, правда, заимствованная у гностиков, но отточенная до логической завершённости. Для масс, для простецов имелась её упрощённая демоверсия, которая в дальнейшем и стала главным оружием манихейства.

Вот суть демоверсии в самом кратком изложении –

Существуют два бога, равноправных, равновеликих и равносильных – бог света и бог тьмы. Первый из них создал всё духовное и доброе, второй – всё материальное и злое. Конфликт богов, в основе которого лежала зависть тьмы к свету, привёл к тому, что духовные частицы света оказались смешанными с плотскими частицами тьмы. Как это было достигнуто, лучше промолчать – сплошное 18+. Смысл жизни – освободить духовные частицы от плотских, чтобы они вернулись к нематериальному божественному свету и слились с ним. Освобождение достижимо только через манихейский культ.

Надо полагать, шахиншаху было всё равно, из каких частиц состоят его подданные – лишь бы послушно платили налоги и шли на войну. А вот прозорливый Картир разглядел в концепте манихейства нечто большее. Его, знатока практической идеологии, это должно было встревожить, если не ужаснуть.

К моменту встречи Мани с Бахрамом в высших жреческих кругах зороастрийцев утвердился т.н. зерванизм – вера в единого бога Зервана, породившего благого Ахура-Мазду и злого Ангра-Манью. Для рядовых огнепоклонников всё осталось, как было, но на теологическом уровне маги фактически ввели монотеизм.

По сравнению с монотеистическими религиями манихейство было шагом назад, в хорошо знакомый древний дуализм. Может быть, именно поэтому Шапур тридцать лет благоволил Мани, надеясь как противовес магам иметь в государстве «приручённую» религию, похожую на зороастризм, но предназначенную для тех, кто не рождён огнепоклонником.

Однако различие зороастризма и манихейства было куда больше и важнее сходства.

На своём теологическом уровне Мани объявил войну плоти как источнику и сути зла.

У огнепоклонников безбрачие являлось злом, у манихеев – добром.

Зороастрийцы считали умерщвление плоти грехом, манихеи – достоинством.

Ахура-Мазда предписывал обогащаться честным трудом. Мани называл жизнь в бедности путём спасения человечества, а идеалом его был неимущий, питающийся подаянием и подножным кормом.

Далее, зороастризм предлагал человеку сделать личный нравственный выбор между злом и добром. Один из главнейших символов этой религии называется «фаравахар» – от пехлевийского слова «я выбираю».

Вы будете удивлены, но для манихеев такого выбора не существовало. Человек мог выбрать только своё личное воссоединение с запредельным Светом или отказаться от него. Ответственность за грехи манихея лежала не на светлой душе, принадлежащей небу, а на тёмной плотской половине, то есть, как личность в целом человек за свои грехи не отвечал. Единственным серьёзным грехом считалась «забывчивость» души, то есть потеря памяти об изначальном Свете и, как следствие, неприятие учения Мани.

Это давало большую моральную выгоду тем, кто предавался манихейству. В зороастризме, иудаизме, христианстве полагалось каяться в грехах, их следовало искупать, а манихею с этим было куда проще. В крайнем случае, он высказывал сожаление о том, что «следовал ошибкам, словно ценностям» или слишком увлёкся «греховной алчностью».

Кто же в первую очередь становился манихеем, кто нёс слово Мани Хайа новым слушателям? Нетрудно сказать – оптовые торговцы и перекупщики, жившие на Шёлковом Пути, люди образованные, мобильные и очень нуждавшиеся в избавлении от ответственности за грехи. Именно благодаря им к концу III в. во всех больших городах востока Римской империи возникли манихейские общины, а затем стали распространяться дальше.

И последний из важных моментов, который должен был обеспокоить Картира – принцип «отягощённости злом» всего сущего, что сотворено из плоти, то есть из тьмы. Де-факто, это позволяло манихеям в зависимости от политической конъюнктуры объявлять злом всё, что им не понравилось, от отдельного человека до государства в целом.

Итак, Мани, прозванный магами «хромым дьяволом», умер в темнице, но дело его продолжало жить и развиваться. Проповедь манихейства лишилась преференций в державе Сасанидов, однако тогдашний мир открытых границ предоставлял возможности по обе стороны Шёлкового Пути, что на Западе, что на Востоке.

Манихейство распространялось так же, как двумя веками раньше христианство, путём сетевого маркетинга, с одной важной разницей – поиск лиц для обращения в свою веру вёлся не на шумных торжищах, а по другую сторону прилавка. По существу – среди своих, знакомых по деловым контактам и коммерческим сделкам, людей грамотных и умственно развитых, поскольку в основе манихейского учения лежали образованность и книжность. Как только в городе возникала община манихеев, она начинала расширять своё влияние, вовлекая одних утончённой теологией, других – её демоверсией.

Сформировалась жёсткая структура общины. Во главе находились «избранные», носившие белые одежды и высокие белые шапки – убеждённые манихеи, профессиональные жрецы и верховные служители, подкованные в священных текстах. По умолчанию считалось, что спасение и переход в мир Света им гарантированы. «Избранным» подчинялись рядовые – «слушатели», которые кормили и обслуживали духовенство. Рядовым спасение не гарантировалось; в лучшем случае они могли в следующей жизни родиться «избранными».

«Избранные» соблюдали безбрачие, не употребляли мяса и вина, им запрещалось работать, обладать личным имуществом и причинять вред живым существам. Эти запреты именовались «печатями». Тот, кто возложил на себя «печати», должен только молиться, проповедовать, петь гимны и переводить манихейские трактаты.

Способность манихейства проникать в любое общество и распространяться в нём была чрезвычайно велика. Мани учил использовать для проповеди язык местного населения, а также заимствовать образы из арсенала конкурентов и местные верования, включая языческие – и манихеи на Востоке смело применяли несторианский крест, шаманизм и лики идолов. Шло в дело всё, что было популярно «здесь и сейчас». В эпоху крушения античного общества стали широко востребованы астральные культы и гадания – и «люди в белых одеждах» (как манихеев называли по цвету их нарядов) начали выступать как астрологи.

Они распространились от Египта до Рима, Испании и Галлии. Простой люд Римской империи часто воспринимал последователей Мани как бродячих магов, лекарей и фокусников. Власти были иного мнения – так, император Диоклетиан в 296 г. велел проконсулу Африки сжигать манихейских проповедников вместе с книгами, жрецов обезглавливать, а последователей лишать имущества и отправлять на каторгу, поскольку миролюбивые манихеи устраивали беспорядки и волнения в городах.

К V в. манихеи были вытеснены из Европы.

В конце V в. король вандалов Гунерик изгнал их из Африки. Тогда же манихеи дали свой последний бой на Ближнем Востоке, в Персии, где возникло так называемое маздакитское движение.

Вторая часть - http://belash-family.livejournal.com/4396.html

Tags: доклады
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments