belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Categories:

Буран



Пошёл мелкий снег и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение тёмное небо смешалось с снежным морем. Всё исчезло.
– Ну, барин, – закричал ямщик, – беда: буран!

А.С.Пушкин "Капитанская дочка"


Спички надо беречь. Очень хорошо, что я запасся ими в декабре, когда грабили магазин на Пионерской, и успел удрать до подхода курсантов артучилища – была стрельба, и многих убитых замело в ту же ночь. Теперь вместо витрин у магазина – стальные листы, укреплённые крест-накрест рельсами, и светящейся краской написано – «Охрана стреляет без предупреждения».
Курево я обменял на сухой кошачий корм – берёшь горсть на стакан талой воды, греешь на керосинке, вот и суп. И свечи есть, но я их зря не жгу – дешевле жить на ощупь.
Одним часам не нужно ни еды, ни электричества, ни газа – идут себе и идут, только заводи их регулярно. С ними веселей – будто что-то живое есть в доме. Правда, за ветром их порой не слышно.
Так лежишь, наложив сверху все одеяла с покрывалами и пальто в придачу, и думаешь – живы ещё в десятой квартире или уже нет? а если нет, то не сходить ли поживиться? а с другой стороны, если умерли – значит, еды не было, и искать нечего. Хотя, вот, в третьем подъезде Муравьёвы вроде ничего были, а потом вдруг выходить перестали. Домовой комитет выломал дверь – они четверо кто где лежат, кругом одни бутылки из-под водки и пустые упаковки от таблеток.
Всё это в октябре началось, до Покрова еще; сырой был месяц, тёмный, чёрный, и вдруг как из пушки – аааахххх! – шквалом ударило с запада, сразу всё завалило наглухо мокрыми хлопьями. Кто огороды не успел убрать – всё пропало; ни проехать, ни пройти. Думали – день, два, неделю пробушует; ещё надеялись на тепло, а снег всё валит, ветер крыши рвёт. Шла к нам автоколонна с продовольствием, военные бульдозеры ей трассу расчищали – полсотни километров не дошла, постряла, там её и разграбили. До ноября ходили поезда – отвальным плугом сугробы таранили, роторами разгребали, но как намело снега на шесть метров высотой – и железка встала. Остались только пара ЛЭП и трубопровод, но свет дают на два часа в день и вполнакала, а топят – чтобы только трубы не размёрзлись, еле-еле. Больше, говорят, и не будет – нам ведь платить нечем. Радуйтесь, говорят, что совсем газ не увернули.
Улицы стали как траншеи – некому стало ездить, кроме курсантов и милиции; их теперь зовут «пожарники» – где вспыхнет беспорядок, они туда. Ходят они всегда в несколько машин, с тягачом; пешком не патрулируют – занесёт, и никто не поможет. А кое-куда, например, в частный сектор, они и вовсе не выезжают, и что там творится – никто не знает; говорят, что и крыш уже не видно – так, кое-где трубы торчат, антенны, но ни дымка, ни огонька – равнина белая. Волки и лисы туда ходят, под снегом корм ищут.
А у нас в центре жизнь ещё теплится – кто лопату держать может, по очереди тропы к магазину откапывает; верёвки натянули от столба к столбу, от дерева к дереву, чтоб с пути не сбиться в буране и на ногах твёрже стоять. Иногда – когда в неделю раз, когда реже – ревун включается; значит – пришли ратраки с едой. Тут бери ноги в руки и ползи, коль жить охота. Не отметишься в списке – из живых вычеркнут, в другой раз и тебе, и твоим ничего не достанется. И вести надо всех, даже инвалидов на санках тащить, потому что всякий наврать может, сколько у него в доме ртов. Поначалу удавалось на покойника взять пайку, а теперь всё строго, не словчишь.
На Новый Год расщедрились – детям по апельсину дали. Везли по последнему списку, по счёту – и половину увезли назад; неделя выдалась морозная, детишек поубавилось. Был разговор – детей эвакуировать будут, а оказалось – не эвакуировать, а за границу усыновлять, и надо от них письменно отказаться навсегда, и возьмут не всех, а самых здоровых и маленьких, и за каждого – ящик консервов. Двоих или троих отдали, а кто и забоялся, что не в семью возьмут, а на запчасти разбирать будут. А так, по нынешней погоде, всякое может с ребятишками случиться – сегодня есть, завтра нет, а родители скажут: «В буран ушёл». Кошек, собак тоже не осталось.
Всего и дел – ждать ревуна. Сейчас редко кто работает или на службу ходит – заводы по самые трубы в снегу, да и многие трубы шквал повалил. Так и живём – ждём привоза, гадаем – дадут? не дадут? Если хоть сколько-то сыт – одеваю два пальто, заматываюсь шарфами, мотоциклетные очки надену, топор за пояс – и в рейд с соседями. Тут навык нужен – по окнам угадать, какая квартира мёртвая, но ещё не обобрана. Совсем мёртвые – сгоревшие от недосмотра за огнем, с выбитыми стёклами или если окна одеялами не занавешены, не заложены ничем – их сразу видно. По живым квартирам шарить опасно – у хозяина может быть ружьё, но в одиночку почти что никто не живёт – как дом подвымрет, последние идут туда, где люди есть; вместе не так тошно, да и не так боязно. Если на дом налёт – бей по трубам железкой, свои сбегутся, выручат. Курсанты по вызову на дом не ездят – только на грабёж магазинов или когда толпа чего-нибудь просить соберется.
Одна отрада – телевизор. Телебашню шквал качает, а свалить не может – она насквозь продувная, решётчатая. Уже и крест с собора сорвало, и самый купол сдуло, и колокольня вся рухнула, а этот штык всё торчит над городом – последний из того, что выше крыш. Когда снег редеет, видно, как на вышке огни горят – красные, словно упырьи глаза. Им ток подают круглые сутки – надо же начальству с центром связь иметь, докладывать о том, как дела идут; прочая связь давно оборвалась под ветром, да под весом снега.
Да, пора уже. Сейчас – по часам – включение. Может, новости какие скажут.
Я каждый раз надеюсь – вдруг скажут что-нибудь хорошее? ну, там, что буран стихает, или что трассу расчистили и к нам идет подмога...
А дикторша опять улыбается и говорит:
– Сегодня девятое июля. На всей территории страны – ясная, безоблачная погода. В этот прекрасный, тёплый летний день я желаю вам счастья, веселья и бодрости! Улыбнитесь!
Я улыбаюсь. В точности как она – оскалив все те зубы, которые мне оставила цинга.
А за окном – снежная мгла и рёв бурана.



Иллюстрации Людмилы Белаш
Рассказ написан 15.03.1997 г.
Опубликован в газете "Казань Мир транзит" № 1 (159) от 16 января 1998 г. (г.Казань) под псевдонимом Александр Батура
Tags: короткие рассказы, тексты времён самиздата, чумные 90-ые
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Космический металл

    Пролог к нашему роману по мотивам сочинений братьев Стругацких. Время действия — июль 1981 года. Разумеется, того 1981 года, который должен…

  • Посмотрел диснеевский мульт "Лука"

    Все восхищаются, высокие оценки, мимими, утютю. Ну да, техника на высоте. Но, ребята, привыкните наконец к мысли, что минимум с начала 1980-ых почти…

  • К миру Проекта 12

    Я так и знал, что они существовали. Хотя для мира пришлось выдумать. Но сразу междугородные, с работой в радиусе 200-300 км.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • Космический металл

    Пролог к нашему роману по мотивам сочинений братьев Стругацких. Время действия — июль 1981 года. Разумеется, того 1981 года, который должен…

  • Посмотрел диснеевский мульт "Лука"

    Все восхищаются, высокие оценки, мимими, утютю. Ну да, техника на высоте. Но, ребята, привыкните наконец к мысли, что минимум с начала 1980-ых почти…

  • К миру Проекта 12

    Я так и знал, что они существовали. Хотя для мира пришлось выдумать. Но сразу междугородные, с работой в радиусе 200-300 км.