belash_family (belash_family) wrote,
belash_family
belash_family

Мститель online (2)

Начало - https://belash-family.livejournal.com/49558.html

лицо 07_2
Original - link

Чёрт не напрягал команду Кожана, в основном сидел в каютке; туда же ему, помолившись от сглаза, носили еду. На второй день пути приезжий обратился к Кожану:
– Мы отклонились от курса. Я же просил вас следовать точно на юго-восток-восток.
«Всё-то он знает, выползок водяной!» – суеверно подивился Кожан.
– Ветер, князь, такой. Опять же, течение.
– Покажите карту, где вы прокладываете курс.
Карта ужаснула приезжего. Это был ветхий, почти перетёршийся на сгибах лист жёлтой бумаги, похожей на проржавевшую жесть. Координатная сетка состояла из каких-то треугольников. Некоторые острова стёрлись, а пометок от руки вообще никаких не было.
– Как вы плаваете по такой карте?!
– А как отцы–праотцы заповедали, – гордо ответствовал шкипер, – по звёздам, по ветрам да по тому, куда вода идёт. Ну, и по календарю святому, в смысле – от какого бога какой ветер в кою пору. А карта правильная, вы не сомневайтесь – её купил ещё дед моего деда…
– Нельзя ли скорее? включите мотор.
– Эээ, князь, с ветром ход куда шибче! Хоть и не напрямки. И зачем топливо зря жечь?
«Меня убьют, ограбят и – в гости к Лауси, – вдруг мрачно осенило приезжего. – Это пиратское судно дикарей. И я не исполню клятвы!.. Капитан – явный разбойник. Матросы – уголовники…»
Не на кого положиться, некому довериться. Закрывшись в своей каморке, приезжий медленно стянул перчатки и потёр лицо длинными ладонями. Ему казалось, что похолодела кожа… нет, только не это, только не сейчас. Эмоциональный приступ всё погубит. Он достал аптечку, но не открыл её. Это на крайний случай. Надо крепиться и быть настороже.
Он даже спал в очках, чтобы нельзя было понять, закрыты ли его глаза. Так всё же немного меньше опасность, что на него нападут во сне.
Утром третьего дня Кожан сам пришёл к приезжему.
– Сказали бы, князь, куда вам в точности надо…
За ночь тонколицый успокоился; по смещению судна на экране курс приближался к намеченному.
– Остров Халькат. Вы его знаете?
– Как не знать. – Выражение лица у капитана стало сумрачным, угрюмым. – Но чтоб туда пристать, надобно разрешение хозяина. Остров – его собственный.
– Мне не надо высаживаться. Достаточно подойти к острову на… полтора горизонта, – вспомнил он морскую меру длины, принятую в здешних водах.
– Это можно, – просветлев, улыбнулся Кожан.
В тот же день сгрузили оборудование для буровой на Борсоне. Приезжий даже не вышел поглазеть на островок княжича Камадала, хотя вид был дивный и погода ясная. Приняли груз орехового масла и – без записи, молча – семь больших ящиков корней агуры. Эх, и наварит кто–то денежек на пьяных корешках! и Кожану доля достанется, и матросам маленько, чтобы язык придерживали.
Приезжий вышел из каюты на четвёртые сутки, под вечер:
– Готовьтесь к выгрузке.
– Куда? – вырвалось у Кожана.
– На воду, – очки зло блеснули огнём заката, когда приезжий резко повернул голову. – Делайте, что я сказал.
– И надо было заплывать в такую даль, чтоб сундуки топить… – ворчал Кожан, отдав распоряжения. Приезжий, не слушая его, набирал что-то на маленьком ручном пульте.
Первый контейнер был недалеко от воды – матрос стоял на нём, чтоб отцепить стропы, – когда понизу его одновременно откинулись створки, и из пазух полезли, надуваясь, пузырчатые поплавки. Контейнер закачался на воде, как плот.
– Колдовство, – буркнул кто-то, чмокая амулет.
То же стало и со вторым ящиком. Чёрт часто тыкал пальцем в пульт; щиты обшивки отпали в стороны, когда внутри разомкнулись державшие их скрепы, и ушли на дно; вместо квадратных ящиков теперь плыли две платформы, и на каждой – что-то, обтянутое чёрной плёнкой. Сами собой опустились в воду патрубки водомётов, вода затрепетала, и плоты поплыли. Видно было, как над ними вытянулось по тонкому прямому стеблю с моргающими красными огнями на верху.
Приезжий молча провожал их взглядом. Аппараты включены. Спутник-навигатор доведёт их до острова. Там аппараты сойдут с платформ на берег, после чего платформы отплывут подальше в море и затонут, потому что лопнут поплавки. А дальше…
Кожан немного испугался, услышав смех чёрта. Это была какая-то судорожная икота с открытым ртом, в котором – зубы, похожие на рыбью кость.
Отсмеявшись, приезжий заговорил на своём языке – «Миаа-ауанн-дяии…». Его некому было понять на шхуне, а сказал он вот что:
– Я сделал это, сделал сегодня. Я сдержал слово. Вы – все, кто мучился и погиб на Халькате, – вы будете отомщены.
Он перевёл дыхание и, подняв руку с дистанционным пультом, громко и сипло добавил те слова, что повторял в неволе смелый парень, убивший охранника и ушедший в лес:
– Бог есть, и он восторжествует здесь!
Приезжий кинул пульт в море и обернулся к Кожану:
– Курс на Ангуду. Тут мне больше делать нечего.

* * *

через 35 суток
остров Халькат, берег бухты Эрте
5397 год, Богач-месяц, 10-ый день, 25.12
время суток – «синяя ночь»

Старшему ассистенту не спалось. Позавчера он вновь беседовал с расследователем, и разговор был из тех, что занозой застревают в памяти. Ему хотелось напрямик спросить – как случилось, что Гайнауле, бывший командир охраны острова, был найден мёртвым в ангудском порту?
Не просто мёртвым, а убитым!
«Порт – злачное место, – назидательно заметил бы расследователь. – Дурные знакомства, порочные связи, ревность, сказанные вгорячах лишние слова…»
Неужели Гайнауле проболтался? Значит, за ним следили?.. Укрыться невозможно, все следят за всеми – ты лоялен? не лоялен?
А Арутаи? Добрался до дома, собрал вещички и уехал неизвестно куда? или его уехали, да так далеко, что не дозвонишься?..
Семья, владеющая островом, всегда умела решать проблемы по-своему. Дед нынешнего наследника уведомил здешних пиратов: «Кто посягнёт на мою собственность – поплатится». Те посмеялись над самоуверенностью жесткошерстного северянина, да к тому же иноверца-масона. Пять быстроходных катеров с головорезами налетели на остров; потешились вволю. Через неделю два боевых экраноплана без опознавательных знаков расстреляли пиратское селение ракетами, затем приводнились, и десант тщательно перебил оставшихся в живых, а вожака пиратов – без рук, без глаз, без языка – чуть позже выбросили на ходу из машины посреди Ангуды; на обритом паяльной лампой животе ножом было вырезано: «Его предупредили, он не внял».
С тех пор нравы смягчились, но…
…если вспомнить, что происходило на острове каких-нибудь шесть, семь лет назад, невольно призадумаешься.
«Вас сильно испортило отсутствие надзора, – молвил расследователь на прощание. – Вам будет трудно изменить свой образ мыслей».
«По-вашему, я безнадёжен?» – вырвалось у старшего ассистента.
«Посмотрим», – был ответ.
Северное масонство – страшная вера. Не выдавать своих. Не разглашать семейных тайн. Хозяину присягают на молитвенном зерцале; нарушивший присягу – изгой навеки, если не покойник.
«Я был вполне верен старому хозяину…» – попытался заметить старший ассистент, но, встретив презрительный взгляд, осёкся. «Ты не масон, – читалось в глазах, – тебе ли говорить о верности?»
«Я занимался только наукой…»
«Мы внимательно знакомимся с научными архивами вашей лаборатории».
«Покойный хозяин дал разрешение на опыты…»
«Только Бог Воинов не ошибается».
Старшему ассистенту захотелось немедленно сделать инъекцию лимфатической вытяжки, фракция ЛуТэ-8. Всё забыть, погрузиться в прозрачную небыль, в безвременье… Увы, это раньше можно было бесплатно колоться избытками драгоценного продукта, предназначенного гостям хозяина. Теперь остролицые рабы – контрактные служащие. И хоть сепараторы в рабочем состоянии, не смей и попробовать предложить кому-то впрыснуть стимулятор и слить мерку-две лимфы.
А как они смотрят порой!..
Лучше и не встречаться с ними.
Идти на общий праздник желания не было. Спокойнее напиться в одиночку и не думать о том, что кому-то закажут вычеркнуть тебя.
С душистой сигаретой в зубах, чиркая непослушной зажигалкой, полупьяный старший ассистент вышел на террасу. Дорожки жилой зоны и фасады коттеджей ярко освещены; за гранью света – тьма, где едва угадываются контуры флигелей. За шпалерами кустов лежит густая тень. В бездонно-чёрном небе – серп Кьярана.
«Вам не рекомендуется покидать остров».
«Означает ли это, что мне помешают, если я захочу сесть на рейсовый корабль?»
«Вы разумный человек и сами сможете сделать правильные выводы».
«Бежать. – Старший ассистент глубоко затянулся. – Но как? вплавь? ха, в гости к Лауси…»
Тень за кустами слева от дорожки вдруг зашевелилась, двинулась к крыльцу. Старший ассистент сжал веки, потом поморгал, присмотрелся – что это там?.. Наверное, опять пёс без привязи шастает. Обслуга – уроды и выродки; сказано же – на ночь всех на цепь!..
От теневого поля отделилась часть – словно большая капля туши, – и заскользила поперёк газона. Старший ассистент понял, что это не сторожевой пёс. И вообще не животное, а…
Пружина оттянулась, стрела из обоймы легла в ствол – и спуск освободил мощь плотно стиснутых витков. Тяжёлая стрела, для стабилизации оперённая на вращение в полёте, вошла старшему ассистенту в лоб, силой удара бросив его на спину.
Нечто, подобное тени, тихо и стремительно взметнулось на террасу, прошло над трупом, не задев его, обследовало коттедж в режиме веерного сканирования. Никого. Смялась и погасла тлеющая сигарета, вылетевшая изо рта старшего ассистента в последние полсекунды его жизни. Еле слышный мягкий шорох на ступенях – и движущаяся тень слилась с тьмой за увитой зеленью решёткой трельяжной аллеи, задержавшись всего на миг, чтобы оставить на траве предмет, величиной и формой схожий с перевёрнутой мусорной корзиной.
Банкетный зал переполняла музыка, веселье хлестало через край. То, чего старший ассистент хотел добиться в уединении, здесь добивались сообща. Разумеется, условности побоку – заигрывания, объятия, пьяные поцелуи. Чем жарче ночь, тем меньше неприятных мыслей.
В конце концов, все мы выкрутимся. Агенты наследника – как зубари в море, сожрут глупых и слабых, остальные уцелеют. Не для того старый хозяин пятнадцать лет царил над островом, чтобы его отпрыск вымел всех подчистую. Здесь сложился опытный и профессиональный коллектив. Нас со счетов не сбросишь! А старший ассистент – слякоть. Пьёт и трясётся, трясётся и пьёт, как обречённый. Кто-нибудь, позвоните ему, пусть придёт и развеется. Не хочет трубку брать? и чёрт с ним! Совсем раскис, а раньше как любил в компании повеселиться…
Оставив вторую «корзину» невдалеке от дома, где шла гулянка, тень притянулась к освещённому окну и заглянула внутрь, впитывая звуки, краски, образы.
Смех и задорные вопли, хмельной блеск глаз, губы смыкаются с краем бокала, нетвёрдо модулированные голоса смешиваются в гомон.
Тень, казалось, насыщалась зрелищем.
Потом она коротким и сильным рывком высадила окно вместе с рамой.
В тот момент, когда ошеломлённые гуляки кто закричал, кто онемел – а музыка всё бренчала, извивалась переливами мелодии – обе сброшенных на траву «корзины» раскрылись сверху, и из них упруго зафонтанировал густой изжелта-белый дым, расстилаясь, разливаясь плотным облаком. Волна взвеси вздымалась, как живая, разворачиваясь в немыслимую зыбкую фигуру.
И двойной объёмный взрыв поглотил всё бешеным белым огнём.
25.23

робот 04_2
Original - link

Избыточное давление во фронте ударной волны, распространявшейся со сверхзвуковой скоростью, было огромным. Оно разрывало барабанные перепонки, выдавливало из орбит глаза; лёгкие лопались в груди, а в животе рвались печень и селезёнка. Тех, кто был ближе к центру детонации, просто расплющило в дряблое месиво измочаленной плоти и костных обломков; из оказавшихся подальше повезло тем, кто сразу потерял сознание от ушиба мозга, но многим перед смертью довелось почувствовать и давящее удушье, и нестерпимую боль множественных переломов, и весь набор ощущений растерзанного и обожжённого тела.
Газоны и кусты вокруг стёрло с земли; стены разлетелись, превратившись в жестоко ранящие осколки; жар, обрушившийся на деревянные детали, тотчас воспламенил их, а композитные материалы и пластики в мгновение ока покоробились, сморщились, потекли огнистыми ручьями.

орбитальный пояс КонТуа
20 олева 1289 года, 19.07
время суток – раннее утро

Приезжий, находившийся на КонТуа, мог наблюдать сцену в банкетном зале лишь до взрыва; дальнейшее он видел со стороны, издали – вспыхнувшее посреди ночи сияние, громадное глухое «Гуууу…», прокатившееся по окрестностям, затем вновь темень – и пляска пожара в темноте.
Как горит шерсть на обросшем ею теле?..
Рука его слегка вздрагивала, когда он коснулся отметки «ЗАВЕРШИТЬ СЕАНС». Из лестничного, восьмиступенчатого доступа к станции немедленно пришло сообщение узлового автодиспетчера: «Учреждение прямой связи 20/20 благодарит за пользование услугами. Остаток авансовой суммы возвращён».
Он сидел в идеальной, искусственной тишине, в пепельном свете, не раздражающем зрение, в позе астронавта, когда ни один мускул не напрягается без необходимости. Лёгкий стакан с соком, поднесённый ко рту, замер.
Мохнатые морды с подпирающими лоб прямыми носами, заигрывающий оскал этой стервы из «доилки», что лучше всех откачивала лимфу… Он знал их в лицо, каждого. Три минуты назад их не стало.
Судьба – это расстояние от центра детонации.
Допив бледно-зелёный ароматный сок, приезжий провёл по губам кончиком языка и сомкнул тонкие, нежные веки. Как это прекрасно, когда мечты сбываются. Немного жаль, что нельзя убить их несколько раз, но уж тут ничего не поделаешь.
Не мешало бы перед казнью и приговор зачитать. Впрочем, они всё время знали, ЗА ЧТО им полагается смерть. Как бы мерзавцы не храбрились, они всегда помнят, что виновны.
Что там сейчас, на Халькате?..
Там ночь, стон и боль. Кого-то придавило, и удар пришёлся в область таза и чуть выше; он корчится, захлёбываясь в спазмах кровавой рвоты, бессильно царапает рухнувший на него холодильник. Другая, опалённая до красной, мокрой кожи, с воем ползёт на четвереньках, то и дело задевая оголённой костью голени за дымящиеся куски мебели – но боль так сильна, что она почти перестала её чувствовать. Третий уже мёртв – микроскопические капли жира из раздробленных костей, тучей хлынувшие в кровь, заблокировали капилляры мозга и лёгких. Этот – дышал, дышал, разевал рот, а воздух сквозь разрывы плевры просачивался под кожу, раздувая туловище, шею, потом лицо… готово, затих. А это кто валяется, такой обугленный? о, это главный врач посёлка… вот кого вам будет не хватать сегодня. Да если б он и уцелел, нет столько персонала и медикаментов, чтобы всех спасти.
После этого счастье согревало приезжего целую неделю, и он блаженствовал, укрывшись от мира под предлогом недомогания, пока дела не заставили его прекратить затворничество.
Пришла пора заняться списком гостей старого хозяина, посещавших волшебный Халькат.

робот в лесу 03
Original - link

* * *

В дополнение – хронология (годы и даты в летоисчислении Федерации эйджи):
* Нии Лэ попал на Халькат – 24 декабря 6224 г.
* Нии Лэ покинул Халькат – 2 июля 6231 г.
* запуск роботов на Халькат – 14 июня 6233 г.
* т.н. Туанская Ночь (расправа над персоналом Хальката) – 23 июля 6233 г.

робот в лесу 06

Tags: Мир Войны Кукол, иллюстрации, наброски и разработки, проекты
Subscribe

Posts from This Journal “Мир Войны Кукол” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments